ФЗ № 1036254-7

О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации

о приоритете Конституции Российской Федерации

Внесён: 14 октября 2020
Последнее событие: Рассмотрение законопроекта в третьем чтении, 18 ноября 2020
Последнее решение: принять (одобрить) закон
Инициаторы:

Стенограммы по законопроекту №1036254-7

Заседание №319

27.10.2020

О проекте федерального закона № 1036254-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (о приоритете Конституции Российской Федерации).

Коллеги, переходим к рассмотрению законопроектов в первом чтении. Мы 13, 14,

15, 16-й вопросы рассматриваем с одним докладом. 13-й вопрос, о проекте

федерального закона "О внесении изменения в статью 7 части первой

Гражданского кодекса Российской Федерации". 14-й вопрос, о проекте

федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты

Российской Федерации в части недопущения применения правил международных

договоров Российской Федерации в истолковании, противоречащем Конституции

Российской Федерации". 15-й вопрос, о проекте федерального закона "О внесении

изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". И 16-й

вопрос, о проекте федерального закона "О внесении изменения в статью 1

Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации". Докладывает

официальный представитель Президента Российской Федерации Павел Владимирович

Крашенинников.


КРАШЕНИННИКОВ П. В. Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Я хочу

сказать, что здесь также присутствует Талия Ярулловна Хабриева, официальный

представитель президента: она очень много делает для подготовки данных актов,

и она сегодня тоже здесь с нами.


Почему мы предложили, и Совет с нами согласился, рассмотреть сразу эти четыре

законопроекта вместе? Потому что в принципе предмет один, предмет заключён в

простых смыслах - в верховенстве нашей Конституции, в приоритете её действия,

и, как мы понимаем, всё предлагаемое вытекает из нашей Конституции. Я сразу

хочу обратить ваше внимание: мы с огромным уважением относимся к актам

международного права, в том числе к тем договорам, в которых участвует

Российская Федерация. При этом надо сказать вот о чём. Иерархия законов у нас

выглядит примерно следующим образом: наверху Конституция Российской Федерации

- основной закон, дальше международные договоры, как непосредственно

договоры, так и различные конвенции, на следующей ступеньке федеральные

конституционные законы, федеральные законы, есть у нас законы Российской

Федерации, принятые до Конституции (именно такое наименование - законы

Российской Федерации), дальше идут акты президента, правительства и так

далее. Так вот бывают случаи, к сожалению, когда после заключения

международного договора наднациональные органы, которые в соответствии с этим

договором созданы, интерпретируют договор таким образом, что возникают

различные дискуссии или споры. Это могут быть политические, государственные,

экономические споры, и нам нужно установить, как, каким образом, в каких

случаях применяется тот или иной закон.


Мы с вами сегодня одобрили Федеральный конституционный закон "О внесении

изменений в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде

Российской Федерации", там как раз указаны процедуры, в каких случаях как

Конституционный Суд рассматривает такие споры, такие дискуссии. Коллеги, я

просто хочу обратить ваше внимание, что мы здесь вносим изменения в 5

кодексов и в 115 законодательных актов. То есть мы с вами сегодня

рассматриваем 120 законов, но они объединены одним предметом, а именно

говорится о том, что не применяются акты в истолковании, противоречащем

Конституции, и также есть одно предложение, в котором говорится, что в случае

возникновения таких споров это определяется федеральным конституционным

законом, то есть Федеральным конституционным законом "О Конституционном

Суде...".


Собственно говоря, вот такие положения в этих законопроектах изложены. Мы

считаем, что это правильно. Мы считаем, что не должен конкретный суд,

районный или областной, рассматривать дискуссию о том, соответствует то или

иное истолкование международного договора Конституции либо нет. Это

компетенция Конституционного Суда, и мы в конкретных отраслевых

законодательных актах это закрепляем, как некоторые любят говорить, для

чистоты отношений. В праве это вполне себе приемлемая история, и самое

главное, что эта история вытекает из Конституции Российской Федерации. На

первый взгляд это юридико-технические законы, но они важны и имеют достаточно

большие правовые последствия. Мы вас просим в первом чтении эти законопроекты

поддержать, коллеги.


Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Павел Владимирович.


Вопросы есть? Есть.


Включите режим записи на вопросы.


Покажите список.


Емельянов Михаил Васильевич.


ЕМЕЛЬЯНОВ М. В. Уважаемый Павел Владимирович, а вы прогнозировали реакцию,

как наши контрагенты, партнёры, с которыми мы заключаем такие договоры, будут

реагировать на подобные решения наших судов? Не будут ли они расценивать это

как нарушение договора и не приведёт ли это к их выходу из договора?


КРАШЕНИННИКОВ П. В. Спасибо за вопрос. Мы это обсуждали, когда готовили

поправки к основному закону Российской Федерации. Это в том числе один из

элементов защиты своего суверенитета, поэтому в данном случае мы реализуем

положения поправок к Конституции и считаем, что это из них вытекает. Считаем,

что это делать нужно. Конечно, можно было бы ничего не трогать, но это, так

сказать, ухудшало бы жизнь как судебным органам, так и участникам процессов.

Соответственно, мы считаем, что это важно и необходимо.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Осадчий Николай Иванович.


ОСАДЧИЙ Н. И., фракция КПРФ.


Уважаемый Павел Владимирович, в обоснование принятия этого большого пакета

законов звучит, что мы добиваемся приоритета российской Конституции,

российского законодательства, но вот позвольте зачитать из текста: "Если

международным договором Российской Федерации установлены иные правила о

защите прав потребителей, чем те, которые предусмотрены настоящим Законом,

применяются правила международного договора". То же самое по страхованию,

нотариальной деятельности, таможенному тарифу, Торгово-промышленной палате,

защите населения от ЧС, природным ресурсам, особо охраняемым территориям,

экологической экспертизе, безопасности дорожного движения и так далее.

Прокомментируйте. Здесь же говорится о том, что применяются правила

международного договора.


КРАШЕНИННИКОВ П. В. Я, собственно говоря, почему стал про иерархию говорить?

У нас на первом месте стоит Конституция, дальше у нас нормы международного

права, международные договоры, и дальше, на третьем этаже, так сказать, у нас

идут законы. Соответственно, нормы международного права, те договоры, в

которых Россия является участником, то есть те договоры, которые мы с вами

здесь ратифицировали законом, конечно, имеют высшую юридическую силу по

отношению к законам, но по отношению к Конституции они, конечно, стоят ниже.

В данном случае здесь всё правильно написано. Вы там не прочитали следующее

предложение.


ИЗ ЗАЛА. (Не слышно.)


КРАШЕНИННИКОВ П. В. В смысле вслух не прочитали.


ИЗ ЗАЛА. (Не слышно.)


КРАШЕНИННИКОВ П. В. Я очень рад, Николай Васильевич, что вы внимательно

читаете, мы для этого и пишем - для граждан ещё, чуть-чуть, а так и для вас

тоже. И я вас благодарю - вы как раз показали, что эти все нормы изложены в

принципе одинаково во всех законах. Знаете, наша с вами задача - выстроить

именно систему актов, чтобы не было в одном одно, а в другом другое, поэтому

мы последовательно в развитие основного закона вносим как раз вот эти

изменения в данные законодательные акты.


Я вот к Галине Петровне обращаюсь: здесь нет изменений в Жилищный кодекс, в

Земельный, Трудовой кодексы. Мы с вами обсуждали, я думаю, мы придём к этому:

в Жилищный, в Земельный и в Трудовой кодексы нужно будет тоже вносить

изменения, это отдельные кодексы, чрезвычайно важные. А в данном случае

рассматриваем вот то, что мы вам представили.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Коломейцев Николай Васильевич.


КОЛОМЕЙЦЕВ Н. В. Уважаемый Павел Владимирович, вот вы, Гарри Владимирович и

ещё один сопредседатель конституционной комиссии, по моему мнению, одни из

самых, ну, грамотных юристов в Российской Федерации. Не считаете ли вы, что

вы втроём в принципе вводите нас в заблуждение, ведь мы нарушили... 9-ю главу

и 15-ю статью мы же не имеем права менять без решения Конституционного

Собрания - а вы наш законопроект вернули, свой не предложили. Может быть, в

этом вопрос? Мы за приоритет российского законодательства, но вот сейчас

только вы отвечали на вопрос - никакого приоритета российского

законодательства в соответствии с вашим предложением на самом деле нет.

Правильно же, да? Может быть, всё-таки нам вернуться в конституционное русло,

принять закон о Конституционном Собрании, собрать это собрание и уже начать в

том числе править 1-ю и 2-ю главы?


КРАШЕНИННИКОВ П. В. Спасибо, Николай Васильевич. Вам надо было бы после слов

о лучших юристах в Российской Федерации просто точку поставить, и всем это

больше понравилось бы, честно говоря. (Оживление в зале.)


Но я хочу вам про другое сказать. Знаете, нас все обвиняют в том, что мы

нормы международного права попрали, не хотим с ними никак считаться и так

далее. У вас совсем другая, в другую сторону, точка зрения. Нет, мы

предлагаем как раз точку зрения, которая изложена в 15-й статье Конституции,

о том, что у нас верховенство Конституции, что как раз конституционные нормы

стоят выше. Если есть законодательный акт и он противоречит международному

договору, к которому мы присоединились, то будет действовать норма

международного договора, вот так и написано, но на первом месте всё-таки

Конституция.


И я вам хочу сказать, что не все международные договоры, которые есть в мире,

имеют приоритет, а только те, к которым мы с вами вот здесь присоединились,

голосуя за ратификацию. У нас, кстати, есть возможность выйти, денонсировать

эти договоры, мы с вами этим тоже занимались, как вы помните.


То есть в данном случае всё как раз абсолютно правильно, это как раз вытекает

и из статьи 15, и из других норм Конституции, и, на мой взгляд, здесь как раз

всё этим продиктовано.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Павел Владимирович, присаживайтесь.


Есть ли желающие выступить? Есть.


Включите режим записи на выступления.


Покажите список.


Диденко Алексей Николаевич, пожалуйста, с места.


Включите микрофон.


ДИДЕНКО А. Н. Фракция ЛДПР поддержит предложенные законопроекты. Скажу

больше, мы уже три десятка лет выступаем за то, чтобы в основах

конституционного строя более чётко прослеживался примат Конституции

Российской Федерации и национального права в целом над международными

принципами, нормами и международными договорами, потому что у нас иногда в

отраслевых законах и Конституция стоит ниже международно-правовых актов.

Приведу конкретный пример: в нашем 131-м законе, который регулирует всё

местное самоуправление в стране, в его статье 4 "Правовая основа местного

самоуправления", общепризнанные принципы и нормы международного права,

международные договоры стоят выше Конституции, чего в принципе не может быть,

даже исходя из анализа действующей на протяжении нескольких десятков лет

Конституции 1993 года.


В связи с этим положения, которые были приняты, поддержаны, ратифицированы

парламентом, подписаны президентом и получили поддержку населения на

общероссийском голосовании, конечно, абсолютно логичны и созвучны

предложениям, которые фракция ЛДПР выдвигает уже три десятилетия. Повторю,

что мы настаиваем на более радикальном решении вопроса: национальное право в

целом, наша национальная система права должна стоять выше международных

договоров. Но мы прекрасно понимаем, что эта норма закреплена в главе 1

Конституции "Основы конституционного строя", она не может быть изменена иначе

как путём пересмотра в целом Конституции. Видимо, политический консенсус на

этот счёт ещё не достигнут, однако предлагаемые изменения, предлагаемые

новеллы, на взгляд депутатов фракции ЛДПР, соответствуют положениям, которые

содержатся в нашей программе. И на самом деле не так много у нас

цивилизованных западноевропейских стран, которые вот так безусловно отдают

примат международному праву над своими национальными системами. Можно

вспомнить пример и опыт США: их Конституция не предусматривает ничего

подобного. Более того, даже международные договоры, такие фундаментальные,

как Женевские конвенции, например об обращении с интернированными

военнопленными... Мы знаем, что есть Женевские конвенции, а есть США, которые

содержат военную базу в Гуантанамо на Кубе, где абсолютно попраны все эти

международные документы и договоры, там процветают пытки, и психологические,

и физические, и прочие вещи, о которых мы прекрасно знаем. Так что, когда

такая большая страна может сделать для себя исключение, совершенно очевидно,

что международная система права, основанная на принципах консенсуса,

компромисса, теряет свою эффективность. Уже ХХI век, не ХVI век, когда всё

это зарождалось, и здесь, конечно, национальные системы, в случаях...


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Добавьте минуту.


ДИДЕНКО А. Н. ...когда они имеют конституционно значимый приоритет над

международными договорами, должны иметь и приоритет в системе

законодательства.


Фракция ЛДПР предложенные изменения поддерживает. И я думаю, председателям

комитетов нужно серьёзно свои блоки законодательства проанализировать, потому

что с точки зрения юридической техники любой принципиальный, фундаментальный

отраслевой закон содержит так называемые общие принципы, правовые основы

системы законодательства, системы нормативных правовых актов, где эта

иерархия дана, и нам просто нужно очень серьёзно поработать, как Павел

Владимирович сказал, проанализировать свои, так скажем, законы и привести их

в соответствие с текстом Конституции, которая вступила в силу ещё в июле.


Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Синельщиков Юрий Петрович, пожалуйста.


СИНЕЛЬЩИКОВ Ю. П. Вопрос об этих приоритетах, конечно, очень непростой, и,

собственно, он встал перед нами несколько лет назад, но я хотел бы обратить

внимание на то, что упразднение приоритета международного права, который

установлен сегодня частью 4 статьи 15, может привести просто к международной

изоляции и лишению наших граждан возможности искать правовой защиты в

международных организациях. Нельзя лишать их этого в условиях, когда в

стране, извините меня, творится судебный произвол. Единственное место, куда

гражданин может обратиться и где может в целом ряде случаев найти помощь и

защиту, - ЕСПЧ.


Ну и сама наша позиция тоже представляется мне несколько сомнительной.

Представьте себе, в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации

от 5 февраля 2007 года отмечено, что правовые положения Страсбургского суда,

содержащиеся в постановлениях, принятых по делам в отношении России, и дающие

толкование норм конвенции 1950 года, должны учитываться федеральным

законодателем, так как они являются составной частью действующей правовой

системы России; в указе президента от 20 мая 2011 года "О мониторинге

правоприменения в Российской Федерации" на Минюст возлагается обязанность по

проведению правоприменительного мониторинга в целях выявления постановлений

ЕСПЧ, в связи с которыми необходимо принятие, изменение или признание

недействующими тех или иных законодательных или иных внутренних нормативных

правовых актов. Ну, теперь у нас новая тенденция. Павел Владимирович нам

выстроил иерархию нормативных актов: вверху Конституция, потом

международно-правовые нормы, а потом законы, то есть, получается,

международные правовые нормы всё-таки над законами стоят.


Извините, Павел Владимирович, но ведь законы-то будут строиться в развитие

Конституции, и, получается, мы международными правовыми актами будем отменять

Конституцию. В законах конкретизируется Конституция - и как же она будет

работать, если наше действующее федеральное законодательство должно отвечать

нормам международного права? Может быть, мы и поспешили, взявшись за

нейтрализацию норм международного права, может, мы всё-таки несвоевременно

это сделали, может, это всё-таки основано на неких эмоциях, которые связаны,

по существу, только с одним - с гей-парадами (собственно говоря, больше нас

ничего там особенно и не раздражало)?


У нас есть большие сомнения, коллеги, на этот счёт. Просил бы вот такую нашу

позицию принять во внимание.


Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Толстой Пётр Олегович, пожалуйста. Пётр Олегович, не спешите.


ТОЛСТОЙ П. О., заместитель Председателя Государственной Думы, фракция "ЕДИНАЯ

РОССИЯ".


Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Передо мной выступали блестящие

юристы, которые оценивали эти законопроекты с юридической точки зрения. Я

позволю себе дать немножко более, может быть, политическую трактовку.


Буквально на прошлой неделе Президент России Владимир Путин, выступая на

Валдайском форуме, говорил о том, что невозможно в страну импортировать

законы, ценности, всё это выглядит как, знаете, стеклянные бусы, которыми

дали туземцам поиграться. Нам, в нашу страну в 90-е годы тоже импортировали

законы, ценности, нормы - и всё это были "стеклянные бусы". И когда я с этой

трибуны несколько лет назад, отчитываясь о работе нашей делегации в

Парламентской ассамблее Совета Европы, говорил о том, что невозможно, чтобы в

XXI веке в России международные нормы диктовали внутреннюю политику

государства, уважаемые мною великолепные юристы России, в том числе

присутствующие здесь, крутили пальцем у виска и говорили: слушай, ну это уже

есть и так будет, поэтому не надо говорить глупости! Я очень рад тому, что

сегодня мы фактически принятием этих законов открываем новую страницу в

развитии нашего государства. Мы отменяем фактически полуколониальный принцип

верховенства некоторых международных норм над нашей, российской Конституцией.

Это политически очень важно!


Можно, конечно, говорить о том, что 120 законов меняется и так далее. Но тут

вопрос в другом - вопрос даже не в тех международных нормах, которые признаны

Россией в качестве конвенций, а вопрос в будущем, в том, каким оно будет.

Понятно, что мы не признаем никаких международных решений, в которых Крым

упоминается не как территория России, - это самый простой пример. Есть и ряд

других примеров, которые, конечно, коснутся и нашей с вами работы. Я имею в

виду принципиальные вещи, касающиеся, допустим, ювенальной юстиции,

касающиеся возможности усыновления детей однополыми парами в связи с

действием Стамбульской конвенции, и ряд других норм, которые просто

неприемлемы в России и никогда - никогда! - не станут приемлемыми для нашего

общества. Поэтому, мне кажется, сегодняшнее решение имеет не только

юридическое, но и политическое измерение.


А что касается решений ЕСПЧ, на это сегодняшнее наше решение не будет влиять,

потому что Россия по-прежнему исполняет 98 процентов решений ЕСПЧ, если они

не носят политизированного характера.


Вот очень приятно, что мы начинаем жить своими ценностями, а не

заимствованными.


Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Пётр Олегович.


Рыжак Николай Иванович, пожалуйста.


РЫЖАК Н. И., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".


Уважаемый Иван Иванович, уважаемые депутаты! Нас долгие годы упрекали,

говорили нам, что Конституция - основной закон, нельзя к нему притрагиваться,

не надо делать критический анализ и так далее. Политические события подвигли

политическое руководство страны на то, что мы вместе с нашим народом, с

общественными организациями в значительной степени прикоснулись к

Конституции, внесли поправки, обсуждали, повысили активность народа - это всё

было.


Сейчас мы обсуждаем ещё ряд новелл, в том числе приоритет основного закона

над международным правом - замечу, при соблюдении уважительного отношения к

основным принципам международного права. Но что такое право? Право - это

выраженная в законе воля господствующего класса. Вот международное право как

раз и несёт в себе... его основное содержание - это выраженная в законе воля

того класса, с которым мы сейчас находимся в определённой конфронтации,

понимая, что добра России эти господа не несли и нести никогда не будут.


Я не зря Павлу Владимировичу задавал вопрос, как далеко мы можем зайти: можем

ли мы всё-таки пересмотреть, может быть, даже путём созыва Конституционного

Собрания основные положения 13-й статьи Конституции? Ведь когда мы говорим о

суверенитете, о территориальной целостности, мы забываем о политическом

суверенитете. В праве тоже заложены основные идеологические постулаты, и это

право долгие годы топталось в нашем информационном пространстве, что влияло

на формирование морального и политического мировоззрения наших граждан. И вот

наконец-то мы сейчас - я здесь полностью солидарен с Петром Олеговичем - так

расставляем приоритеты, что именно мы задаём тон, мы задаём тональность

нашему основному закону, который во главу угла поставил наши приоритеты,

основные национальные приоритеты. Я думаю, что недалёк тот час, когда мы

полностью осознаем, что не вправе вот на этом полушаге останавливаться и

должны идти до конца. Этого требуют и международная обстановка, и сознание

наших граждан, и политический процесс в мире в целом, и как раз основная

задача - это обеспечение социальных гарантий и международной безопасности

государства.


Наша фракция поддерживает данные новеллы.


Благодарю за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Николай Иванович.


Пожалуйста, полномочный представитель президента в Государственной Думе Гарри

Владимирович Минх.


МИНХ Г. В., полномочный представитель Президента Российской Федерации в

Государственной Думе.


Уважаемый Иван Иванович, уважаемые депутаты! Конечно, ход обсуждения - и

публичного, и в стенах Государственной Думы - меня ещё раз заставляет взять

слово и напомнить... Хотел бы сказать уважаемому коллеге, что всё-таки я бы

не сравнивал Россию даже в 90-е годы с государством, где за стеклянные бусы

торгуют своим суверенитетом: мне кажется, это небольшой, но всё-таки перебор.


Даже в ранее действовавшей редакции Конституции, напоминаю вам, была статья

15, и она остаётся прежней, и вот та норма, которая так взволновала Николая

Васильевича, есть в действующей Конституции. Павел Владимирович попытался

объяснить (но, видимо, у него не очень получилось), что нормы международного

права - это не то, что нам навязал Дядя Сэм или кто-то ещё, это те нормы,

которые мы сами, добровольно включили в российскую правовую систему через

решения органов государственной власти, это наши с вами решения. И те люди,

которые работали в Государственной Думе, а ранее в Верховном Совете, в 90-е

годы и после вступления в силу Конституции, как раз этим и занимались. Это

наши с вами суверенные решения, и суверенитет Российской Федерации в этом

контексте был абсолютно незыблем.


Что случилось в дальнейшем? Мы с вами прекрасно знаем примеры, когда вдруг

решениями так называемых надгосударственных или межгосударственных органов

вдруг принимаются прецедентного рода решения - и получается, что решениями,

например, Европейского Суда по правам человека в Страсбурге текст европейской

же конвенции по правам человека берётся и дописывается. В тексте конвенции,

например, нет, не было и, я думаю, не появится нормы о том, что лица, которые

находятся в местах лишения свободы по приговору суда, не вправе избирать и

быть избранными. У нас такая норма прямо закреплена в Конституции. И вдруг

Европейский Суд принимает решение, что это несоизмеримое ограничение прав и

что это нехорошо и надо бы, чтобы такие люди как минимум голосовали. Мы,

конечно же, такое решение принять и реализовать не вправе, это прямое

противоречие Конституции Российской Федерации, но мы под такой нормой и не

подписывались.


Таким образом, то, что сегодня происходит, - это доведение смыслов, которые

уже заложены в статье 15 Конституции, до политического истеблишмента, до

депутатского корпуса в широком смысле этого слова, на всей территории

Российской Федерации. Мы здесь просто принимаем решение, которое обеспечивает

доходчивую для всех - для большинства, скажем так, - позицию, что мы никогда,

ни при каких обстоятельствах суверенитетом своим поступиться не можем. Я

прошу вас обратить на это внимание и поддержать решения, которые президент

реализует в форме таких законодательных инициатив.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Гарри Владимирович.


Полномочный представитель правительства? Нет.


Докладчик, Павел Владимирович? Тоже нет.


Коллеги, обсуждение завершено. Переходим к голосованию.


Ставится на голосование проект федерального закона "О  внесении изменения в

статью 7 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", 13-й

вопрос.


Включите режим голосования.


Покажите результаты.


РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ (12 час. 04 мин. 30 сек.)

Проголосовало за 394 чел.87,6 %

Проголосовало против 0 чел.0,0 %

Воздержалось 0 чел.0,0 %

Голосовало 394 чел.

Не голосовало 56 чел.12,4 %

Результат: принято


Принимается в первом чтении единогласно.


Ставится на голосование проект федерального закона "О  внесении изменений в

отдельные законодательные акты Российской Федерации в части недопущения

применения правил международных договоров Российской Федерации в

истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации", 14-й вопрос.


Включите режим голосования.


Покажите результаты.


РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ (12 час. 05 мин. 09 сек.)

Проголосовало за 390 чел.86,7 %

Проголосовало против 0 чел.0,0 %

Воздержалось 0 чел.0,0 %

Голосовало 390 чел.

Не голосовало 60 чел.13,3 %

Результат: принято


Принимается в первом чтении единогласно.


Ставится на голосование проект федерального закона "О  внесении изменений в

отдельные законодательные акты Российской Федерации", 15-й вопрос.


Включите режим голосования.


Покажите результаты.


РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ (12 час. 05 мин. 40 сек.)

Проголосовало за 393 чел.87,3 %

Проголосовало против 0 чел.0,0 %

Воздержалось 0 чел.0,0 %

Голосовало 393 чел.

Не голосовало 57 чел.12,7 %

Результат: принято


Принимается в первом чтении единогласно.


И ставится на голосование проект федерального закона "О  внесении изменения в

статью 1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", 16-й вопрос.


Включите режим голосования.


Покажите результаты.


РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ (12 час. 06 мин. 13 сек.)

Проголосовало за 393 чел.87,3 %

Проголосовало против 0 чел.0,0 %

Воздержалось 0 чел.0,0 %

Голосовало 393 чел.

Не голосовало 57 чел.12,7 %

Результат: принято


Принимается в первом чтении единогласно. Спасибо.


Талия Ярулловна, спасибо вам большое за участие в работе.