ФЗ № 871811-7

О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 28-1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

в части совершенствования уголовно-правового регулирования в сфере экономических отношений

Внесён: 26 декабря 2019
Последнее событие: Опубликование закона, 8 апреля 2020
Последнее решение:
Инициаторы:

Стенограммы по законопроекту №871811-7

Заседание №290

19.03.2020

О проекте федерального закона № 871811-7 "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 28-1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (в целях совершенствования правового регулирования в сфере экономических отношений).

10-й вопрос нашей повестки, о проекте федерального закона "О внесении

изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 28-1

Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", третье чтение.


Уважаемые коллеги, 10-й и 11-й вопросы взаимосвязанные. Если вы не будете

возражать, мы предоставим возможность докладчику выступить по 10-му и 11-му

вопросам одновременно. Нет возражений? Нет возражений.


Зачитаю 11-й вопрос: о проекте федерального закона "О внесении изменений в

статьи 15.25 и 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных

правонарушениях".


Пожалуйста, Отари Ионович Аршба.


АРШБА О. И., председатель Комиссии Государственной Думы по вопросам контроля

за достоверностью сведений о доходах, об имуществе и обязательствах

имущественного характера, представляемых депутатами Государственной Думы,

мандатным вопросам и вопросам депутатской этики, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


Уважаемые коллеги, это законопроекты, которые мы позавчера во втором чтении

приняли, они президентские, из серии "хватит кошмарить бизнес". Один касается

либерализации законодательства по контролю за валютными операциями, другой

вносит изменение в 210-ю статью, мы выносим за скобки, в общем-то,

возможность использования этой статьи для привлечения к уголовной или иной

ответственности рядовых сотрудников компаний, которые по этим статьям

проходили. Все экспертизы оба законопроекта прошли. Прошу принять их в

третьем чтении.


Председательствует Первый заместитель

Председателя Государственной Думы

А. Д. Жуков


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Коллеги, есть ли желающие выступить по мотивам? Нет.


Ставится на голосование проект федерального закона "О внесении изменений в

Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 28-1 Уголовно-процессуального

кодекса Российской Федерации", пункт 10.


Включите режим голосования.


Покажите результаты.


РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ (13 час. 11 мин. 54 сек.)

Проголосовало за 317 чел.70,4 %

Проголосовало против 0 чел.0,0 %

Воздержалось 0 чел.0,0 %

Голосовало 317 чел.

Не голосовало 133 чел.29,6 %

Результат: принято


Принимается в третьем чтении.


Есть ли желающие выступить по мотивам голосования по законопроекту под

пунктом 11? Нет.


Ставится на голосование проект федерального закона "О внесении изменений в

статьи 15.25 и 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных

правонарушениях", пункт 11.


Включите режим голосования.


Покажите результаты.


РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ (13 час. 12 мин. 33 сек.)

Проголосовало за 314 чел.69,8 %

Проголосовало против 0 чел.0,0 %

Воздержалось 0 чел.0,0 %

Голосовало 314 чел.

Не голосовало 136 чел.30,2 %

Результат: принято


Принят в третьем чтении.

Заседание №288

17.03.2020

О проекте федерального закона № 871811-7 "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 28-1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (в целях совершенствования правового регулирования в сфере экономических отношений).

Пункт 12, проект федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс

Российской Федерации и статью 28-1 Уголовно-процессуального кодекса

Российской Федерации". Доклад сделает Отари Ионович Аршба.


Пожалуйста.


АРШБА О. И., председатель Комиссии Государственной Думы по вопросам контроля

за достоверностью сведений о доходах, об имуществе и обязательствах

имущественного характера, представляемых депутатами Государственной Думы,

мандатным вопросам и вопросам депутатской этики, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


Добрый день, уважаемый президиум, уважаемые коллеги! Что касается 12-го

пункта нашей сегодняшней повестки, в первом чтении мы приняли концепцию, на

сегодняшний день ко второму чтению поступило шесть поправок, которые

сформированы в таблице № 1 и рекомендуются к принятию, и две поправки

рекомендуются к отклонению.


Суть поправок, предложенных к принятию, сводится к тому, что концепцией

законопроекта предлагался отказ от трёхлетнего исчисления налоговых недоимок,

но мы прислушались к бизнес-сообществу и вернули во все позиции законопроекта

(поэтому поправок шесть) норму об исчислении в пределах трёх финансовых лет

подряд, об этом идёт речь.


Что касается поправок, рекомендуемых к отклонению, то там одна техническая

поправка, а вторая касается того, что, если вы помните, мы убрали проценты.

То есть по 198-й статье, например, если у физического лица или ИП превышен

размер недоимки - более 900 тысяч за три финансовых года, то при совокупных

налоговых обязательствах это должно было составлять не менее 9 миллионов.

Законопроект наш предлагает просто абсолютную цифру - 2,7 миллиона без

указания процентов, в противном случае сумма недоимок должна была бы

составить 18 миллионов, то есть это ухудшило бы ситуацию для представителей

среднего и малого бизнеса, поэтому мы эту поправку отклоняем.


Прошу проголосовать по таблицам поправок.


Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Итак, коллеги, есть ли вопросы по таблице поправок № 1? Шесть поправок в ней.

Нет.


Ставится на голосование таблица поправок № 1.


Включите режим голосования.


Покажите результаты.


РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ (13 час. 05 мин. 06 сек.)

Проголосовало за 292 чел.64,9 %

Проголосовало против 0 чел.0,0 %

Воздержалось 0 чел.0,0 %

Голосовало 292 чел.

Не голосовало 158 чел.35,1 %

Результат: принято


Принимается.


Есть ли вопросы по таблице поправок № 2? Тоже нет.


Ставится на голосование таблица поправок № 2.


Включите режим голосования.


Покажите результаты.


РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ (13 час. 05 мин. 37 сек.)

Проголосовало за 284 чел.63,1 %

Проголосовало против 0 чел.0,0 %

Воздержалось 0 чел.0,0 %

Голосовало 284 чел.

Не голосовало 166 чел.36,9 %

Результат: принято


Принимается.


Ставится на голосование во втором чтении проект закона.


Включите режим голосования.


Покажите результаты.


РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ (13 час. 06 мин. 03 сек.)

Проголосовало за 336 чел.74,7 %

Проголосовало против 0 чел.0,0 %

Воздержалось 0 чел.0,0 %

Голосовало 336 чел.

Не голосовало 114 чел.25,3 %

Результат: принято


Законопроект принят во втором чтении.

АРШБА О. И. Уважаемый Александр Дмитриевич, я прошу прощения, так торопился,

что забыл попросить палату поставить на рассмотрение в третьем чтении 12-й и

13-й вопросы на 19 марта.

Заседание №278

13.02.2020

О проекте федерального закона № 871811-7 "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 28-1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (в целях совершенствования правового регулирования в сфере экономических отношений).

9-й вопрос, проект федерального закона "О внесении изменений в Уголовный

кодекс Российской Федерации и статью 28-1 Уголовно-процессуального кодекса

Российской Федерации". И 10-й вопрос, проект федерального закона "О внесении

изменений в статьи 15.25 и 23.1 Кодекса Российской Федерации об

административных правонарушениях". Докладывает полномочный представитель

Президента Российской Федерации Гарри Владимирович Минх.


МИНХ Г. В., полномочный представитель Президента Российской Федерации в

Государственной Думе.


Уважаемый Иван Иванович, уважаемые депутаты Государственной Думы! Президентом

Российской Федерации внесены два взаимосвязанных законопроекта, Иван Иванович

их уже назвал.


Основная цель этой президентской инициативы - решить те проблемы, которые

возникли в правоприменительной практике. Эти проблемы негативно влияют на

деловой и предпринимательский климат, на инвестиционный климат в Российской

Федерации, и то, что мы сейчас вам предлагаем рассмотреть и принять в первом

чтении, полагаем, позволит решить эти задачи. Как вы знаете, данный вопрос

был также предметом послания президента Федеральному Собранию этого года.

Кроме того, вчера президент проводил совещание по экономическим вопросам с

членами Правительства Российской Федерации и также обратил внимание на то,

что основная задача экономической повестки - это запуск нового

инвестиционного цикла, выход на ежегодные темпы прироста инвестиций не ниже

5, а лучше 5-7 процентов, чтобы уже в следующем году были обеспечены темпы

экономического роста выше мировых. Им было предложено также несколько

инструментов для решения этой задачи, и в качестве одного из таких

инструментов он назвал принятие законов, о которых шла речь в послании.


Краткое содержание этих инициатив. Прежде всего, обращу внимание на

примечание к статье 210 Уголовного кодекса Российской Федерации, статья

называется "Организация преступного сообщества (преступной организации) или

участие в нём (ней)". Предлагается уточнить редакцию этого примечания, так

как правоприменительная практика, как я уже сказал, пошла, ну, скажем так, не

совсем так, как мы предполагали. Предлагается прямо записать в этом

примечании, что учредители, руководители и работники юридического лица либо

руководители и сотрудники структурных подразделений не подлежат уголовной

ответственности по этой статье только в силу того, что они являются

сотрудниками этого юрлица или организационно-штатной структуры этого юрлица,

и подобная санкция может быть применена только в том случае, если само

юридическое лицо или структурное подразделение с самого начала создавалось

как такое квазилегальное прикрытие преступного сообщества. Далее,

предлагается внести изменения в часть первую статьи 193 Уголовного кодекса

Российской Федерации, в соответствии с которыми нарушение требований

валютного законодательства о зачислении или возврате средств, совершённое в

крупном размере, будет признаваться уголовно наказуемым деянием только в том

случае, если оно совершено лицом, которое ранее было подвергнуто

административному наказанию за аналогичные деяния. Сейчас, в действующем

законодательстве, такого не предусмотрено. Кроме того, предлагается внести

изменения в примечание к статье 193 Уголовного кодекса и увеличить пороговые

значения сумм денежных средств крупного или особо крупного размера: в

настоящее время крупный размер - 9 миллионов рублей, предлагается эту планку

повысить до 100 миллионов рублей; особо крупный размер - 45 миллионов рублей,

предлагается размер этот повысить до 150 миллионов рублей, это будет уже

обязательным признаком уголовно наказуемого деяния. А также корректируются

определения крупного и особо крупного размеров неуплаченных налогов и иных

обязательных платежей в ряде статей Уголовного кодекса - это статьи 198, 199,

199-1, 199-3 и 199-4 Уголовного кодекса Российской Федерации.


И соответственно, как я уже сказал, связанные корректировки вносятся в КоАП.

Они также направлены на либерализацию мер ответственности в

предпринимательской среде, связанной с репатриацией иностранной валюты или

валюты Российской Федерации при осуществлении внешнеторговой деятельности.

Предлагается также внести изменения в санкции частей 4, 4-1 и 5 статьи 15.25

кодекса, предусматривающие возможность альтернативного вида наказания: сейчас

предусмотрен только административный штраф, а предлагается предусмотреть

возможность альтернативы в виде предупреждения. Кроме того, уточняется, что

административная ответственность должностных лиц в виде дисквалификации на

срок от шести месяцев до трёх лет может быть применена за повторное

совершение только правонарушения, которое предусмотрено частью 5-1 статьи

15.25, таким образом, будет уже возможность применения этого вида наказания,

ну, достаточно тяжёлого. Кроме того, предусматривается дополнить статью 15.25

КоАП новой частью, 5-2, согласно которой административная ответственность за

неисполнение или несвоевременное исполнение соответствующих обязанностей

наступает, если сумма указанных денежных средств превышает 100 миллионов

рублей и нет признаков уголовно наказуемого деяния. Рассмотрение дел об

административных правонарушениях, о которых я сказал, предлагается отнести

исключительно к компетенции суда.


Вот содержание тех инициатив, которые президент внёс в Государственную Думу.

Прошу вас поддержать и проголосовать за принятие этих двух законопроектов в

первом чтении.


Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Гарри Владимирович. Присаживайтесь.


С содокладом по этим двум законопроектам от Комитета по государственному

строительству и законодательству выступает Отари Ионович Аршба.


АРШБА О. И., председатель Комиссии Государственной Думы по вопросам контроля

за достоверностью сведений о доходах, об имуществе и обязательствах

имущественного характера, представляемых депутатами Государственной Думы,

мандатным вопросам и вопросам депутатской этики, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


Уважаемые коллеги, Гарри Владимирович, полномочный представитель президента,

детально изложил суть этих двух законопроектов. Я хочу сказать, что в

послании нашего президента прозвучали чёткие слова по поводу тревожных

тенденций в правоприменительной практике в части статьи 210. Также хотел бы

отметить, что комитет детально обсудил те две статьи и, хочу подчеркнуть,

единогласно одобрил, не было никаких проблем по поводу одобрения и сомнений -

были, конечно, уточняющие вопросы. Я к тому, чтобы, если дискуссия

развернётся по этому поводу, помнили, что представители всех фракций в

комитете поддержали этот законопроект, внесение изменений в том числе в 193-ю

и 210-ю статьи УК, единогласно.


Повторю, речь идёт о либерализации законодательства по валютному контролю,

впервые вводится преюдиция, предполагающая в случае нарушений не сразу

уголовную ответственность, а административное наказание. Размеры и масштабы

Гарри Владимирович чётко изложил: было 9 миллионов - теперь 100 миллионов, и

особо крупный размер - было 45, предлагается 150 миллионов. И будет

невозможно уголовное наказание, если не случилось то, что предполагается по

статьям КоАП, в которые мы вносим изменения.


Что касается 210-й. Я вам уже сказал, что, как говорят специалисты,

статистика, как следует из докладов правоохранительных органов, наметилась

тревожная тенденция: эта статья стала применяться по поводу и без повода. Ну,

хочу сказать, что это давнишний спор, начиная ещё с 96-го года прошлого века,

когда сама статья принималась, потом она ужесточалась, и в итоге подменились

понятия, появилось понятие структурированности, и под это дело стали

подпадать... ну, я вам могу сказать, может и семья подпасть, потому что это

социальный институт и он тоже структурирован. В этой связи вносится важное

уточнение, и, надеюсь, мы дадим более точный инструмент для правоприменителей

и специальных служб, чтобы они им пользовались и в этом смысле хотя бы

смягчили пресс давления на бизнес.


Ну, мы знаем, что по этому поводу президент не раз и не два выступал,

последний раз на вчерашнем совещании, до этого на оглашении послания он прямо

об этом сказал. Ну, вот вы можете себе представить, было очень много громких

дел, например в отношении "Тольяттиазота", других крупных заводов (я не буду

называть). Возникали абсурдные ситуации, когда претензии предъявлялись,

условно говоря, банку, в котором частично обслуживались счета, в данном

случае "Тольяттиазота". До этого ни одна проверка ЦБ и других контрольных

органов никаких признаков нарушений в деятельности банка не выявляла, а тут -

на тебе, пожалуйста, сразу... Ну, тогда надо было заодно и всех контрагентов

этого "Тольяттиазота" по этому делу в рамках 210-й статьи, ну, хотя бы

опросить, допросить.


Комитет считает, что это очень важная инициатива нашего президента,

направленная чётко в рамках вектора либерализации, и надо этот законопроект в

первом чтении поддержать.


Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Отари Ионович.


Коллеги, вопросы есть?


Включите режим записи на вопросы.


Покажите список.


Выборный Анатолий Борисович.


ВЫБОРНЫЙ А. Б., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


Благодарю. У меня вопрос к докладчику.


Уважаемый Гарри Владимирович, согласно проектируемым новеллам учредители,

руководители, работники организаций подлежат уголовной ответственности за

организацию преступного сообщества, участие в нём при условии, что будет

доказано, что такая организация была заведомо создана для совершения тяжких

преступлений. Получается, что в тех случаях, когда изначально таких намерений

не было, но спустя месяц, три месяца или пять они появились, привлекать по

статье 210 Уголовного кодекса нельзя? Скажите, просчитывались ли здесь риски

и какие? Не создадим ли мы таким образом благоприятную почву для преступников

- они смогут избегать ответственности по статье 210 Уголовного кодекса,

смещая акцент на субъективную сторону преступления, с одной стороны, а с

другой стороны, не введём ли слишком широкие пределы усмотрения, по сути -

коррупциогенные факторы, для правоприменителя?


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Гарри Владимирович, пожалуйста.


МИНХ Г. В. Анатолий Борисович, спасибо за этот вопрос. Ну, категория

заведомости в уголовном праве, вы знаете, уже достаточно известная и давно

используемая категория, и связана она, правильно вы говорите, с субъективной

стороной уголовно наказуемого деяния, там есть и этимологические, и

психологические, и иные аспекты, я не буду вдаваться подробно в раскрытие

этого понятия. Но давайте на ситуацию посмотрим чуть-чуть по-другому. Вот я

приведу некоторую статистику, например за 2018 год. Так, по части первой

статьи 210 было осуждено 60 человек, оправдано (это значит, дела уже

поступили в суд) - 31 человек, прекращено дел по реабилитирующим основаниям

ещё на стадии суда - 9, то есть соотношение 60 к 40. По части второй осуждено

- 404, оправдано - 208, в отношении 54 человек дела прекращены. Первое

полугодие 2019 года даёт примерно такое же соотношение. Эта статистика

абсолютно чётко показывает, что практика-то идёт в прямо противоположном

направлении с точки зрения того вопроса, который вы задаёте. Но в любом

случае это проблема доказывания. Если юрлицо создавалось абсолютно легально и

предполагалось, что оно будет работать как субъект экономической

деятельности, а потом, даже, условно говоря, через месяц, почему-то появился

преступный замысел, то это проблема доказывания. Понятно, что здесь возможны

злоупотребления, мы это видим, как, условно говоря, со стороны

правоохранительных органов, так и с другой стороны, но, повторюсь, это вопрос

доказывания, это не вопрос нормативного изложения материала.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Куринный Алексей Владимирович.


КУРИННЫЙ А. В. Спасибо, у меня тоже вопрос к Гарри Владимировичу.


Уважаемый Гарри Владимирович, ну вот объяснение интересное в пояснительной

записке: сложилась тревожная тенденция. У нас такое ощущение, что

правоохранительные органы работают сами по себе, что нет никакой вертикали в

виде Следственного комитета, в виде Министерства внутренних дел, прокуратуры

соответствующей, то есть вот как они хотят, так и применяют сегодня закон, и

ваша практика, кстати, об этом свидетельствует: половина так, половина этак.

Неужели на уровне правоприменения нельзя выстроить логичную и понятную

модель? Тем более президент неоднократно высказывал, призывал: не трогайте

бизнес, что называется, необоснованно. Именно с этим мы сегодня пытаемся

бороться, принимая в очередной раз закон, пытаясь опять что-то там

детализировать. Но если так пойдёт дальше, то очередной следователь найдёт

очередную зацепку, чтобы как бы вот организованную преступность найти там,

где её нет.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Пожалуйста, Гарри Владимирович.


МИНХ Г. В. Уважаемый Алексей Владимирович, я в своём выступлении обратил

внимание на то, что правоприменительная практика пошла не тем путём, на

который мы рассчитывали, формулируя действующую редакцию статьи 210 и то, что

связано с привлечением лиц, совершающих преступления в сфере

предпринимательства, к уголовной ответственности. Понятно - и это, к

сожалению, общая тенденция, - что правоохранительные органы достаточно часто

пытаются возбудить уголовные дела по максимально жёстким составам, потому что

это облегчает им и решение прикладных задач, и применение такой меры

пресечения, как содержание под стражей, и целый ряд других моментов есть, в

том числе связанных с оперативно-розыскной деятельностью. Это объективная

ситуация, когда люди без всяких корыстных или иных подходов, которые мы,

безусловно, тоже стараемся преодолеть, в том числе в этой среде, таким

образом видят свою профессиональную работу. Это, очевидно, облегчает их

деятельность, но мы с вами, проанализировав эту практику, чётко видим, что

нас она не устраивает, и президент об этом говорил, и мы с вами тоже это

чувствуем.


И те механизмы, о которых вы говорите, они, безусловно, существуют, они

действуют, но их явно недостаточно, поэтому президент и вышел с такой

инициативой, чтобы уже непосредственно в уголовном законодательстве закрепить

те нормы, о которых мы сегодня говорим.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Включите, пожалуйста, микрофон на трибуне.


АРШБА О. И. Я хотел поблагодарить коллег за вопросы. Понятно, что эти вопросы

у всех возникали и возникают. Я просто хотел напомнить, что с 96-го года, с

момента принятия 210-й статьи, и учёные, и криминологи ведут дискуссию по

вопросам правоприменительной практики, и, кстати сказать, наши коллеги, в

частности Рифат Шайхутдинов, не раз и не два заявляли об этой проблеме как

раз применительно к бизнесу. Я хочу сказать, что сегодня мы сделали большой

шаг, мы даём ясный, чёткий сигнал с этой трибуны правоохранителям, чтобы были

внесены коррективы в правоприменительную практику, и законопроект, который мы

сегодня принимаем в первом чтении, даст им чёткий инструментарий.


Спасибо всем.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Боева Наталья Дмитриевна.


БОЕВА Н. Д., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


Спасибо, Иван Иванович. У меня вопрос к Гарри Владимировичу.


Скажите, а как будет рассматриваться вопрос о работе предприятий, имеющих

свои подразделения за границей, - они обязаны в головном предприятии

зачислять эти средства?


МИНХ Г. В. Наталья Дмитриевна, мы валютное законодательство не корректируем.

Вы знаете, что логика построения норм Уголовного кодекса, о которых вы сейчас

спрашиваете, следующая: есть нормы валютного законодательства (это и

федеральные законы, и подзаконные акты, в том числе по линии Центрального

банка: как открывать счета, куда перечислять, всё остальное), и мы эти

правоотношения не затрагиваем, они как регулировались, так и продолжают

регулироваться, мы корректируем только нормы в части крупного и особо

крупного размера, по которым сейчас предусмотрены одни параметры, я их

называл, и Отари Ионович тоже их уточнял. Мы сейчас просто их корректируем, а

вся остальная позитивная нормативная база сохраняется, мы её не касаемся.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Коломейцев Николай Васильевич.


КОЛОМЕЙЦЕВ Н. В. Уважаемый Гарри Владимирович, а не могли бы вы уточнить,

привести статистические данные всё-таки с момента принятия 210-й статьи,

потому что законы, наверное, принимаются не для сотен, они принимаются для

тысяч? А вот, судя по приведённой вами статистике, не видна необходимость

изменения законодательства, более того, у нас, вообще, отток капитала

увеличивается - странно выглядит увеличение порога. То есть, ну, будет 99

миллионов 999 рублей 99 копеек в большей части, и не будут подпадать под

действие статьи, но отток капитала будет продолжаться, будет увеличиваться.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Пожалуйста, Гарри Владимирович.


МИНХ Г. В. Прежде всего, Николай Васильевич, к сожалению, видимо, мы

по-разному воспринимаем статистические данные. Меня эта статистика абсолютно

убеждает: из 100 процентов человек 60 процентов всё-таки привлечены к

уголовной ответственности (с сохранением тех статей, которые были им вменены

на предварительном расследовании, и в суде подтвердилась эта квалификация), а

40 процентов освобождены либо в суде, либо на стадии расследования. И это,

как вы правильно говорите, касается не сотен, а тысяч людей. Поэтому, если

действующая редакция 40 процентов людей подвергает опасности тяжёлого

уголовного преследования, я абсолютно чётко эту статистику понимаю как

требующую корректировки действующего закона, потому что практика пошла по

такому пути.


Ну а что касается административной или уголовной ответственности, я уже

как-то говорил, что всё-таки главная задача современного цивилизованного

государства - это не реализация средневекового принципа "око за око, зуб за

зуб", принципа талиона, а защита своих интересов, в том числе экономических.

Как мы с вами знаем, и об этом тоже вчера говорилось на пленарном заседании,

когда другие вопросы обсуждались, не применяются тяжёлые уголовно-правовые

карательные санкции, когда речь идёт о том, что виновные лица возместили

государству ущерб. Поэтому мы здесь решаем две задачи: во-первых, мы не

снимаем проблему возмещения причинённого вреда, это остаётся, а во-вторых,

когда лицо возместило этот вред и когда мы видим эти действия, дальше мы уже

смотрим на необходимость применения штрафных карательных санкций. Так что мы

их не разрываем - ваш вопрос всё-таки содержал такую, на мой взгляд, не очень

корректную попытку их разорвать.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутату Аршба включите микрофон.


АРШБА О. И. Уважаемый коллега, я хотел бы напомнить о том, что, на мой

взгляд, мы упускаем из виду, когда говорим об этих цифрах. Речь ведь идёт о

том, что у многих предприятий с учётом санкций возникли сложности в

исполнении своих обязательств по зачислению. Речь идёт и об этом тоже, и

здесь тоже есть смысл либерализации и поддержки бизнеса. Когда мы вводили

дополнения в КоАП, как раз учитывали неоднократность. Нужно исчерпать все

имеющиеся возможности для возвращения, и, если будет доказано, что этого не

сделано, тогда наступает уголовная ответственность.


Ну а что касается цифр, я уверен, что коллега Коломейцев с таким же

возмущением сказал бы и о 8 миллионах 999 тысячах рублей. Цифры здесь как раз

говорят о том, что в рамках санкционного режима, санкций в отношении нашей

страны у многих предприятий возникли подобного рода проблемы, и законодатель

отреагировал.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Емельянов Михаил Васильевич.


ЕМЕЛЬЯНОВ М. В. Уважаемый Гарри Владимирович, насколько, по вашему мнению,

введение принципа заведомости в отношении создания юридического лица позволит

пресечь злоупотребления, о которых здесь уже упоминали, со стороны

правоохранительных органов? Может быть, стоит пойти по другому пути, пути

более чёткого описания структуры ОПГ? Ведь в специальной литературе признаки

ОПГ довольно хорошо описаны, они могут быть введены в законодательные рамки,

тем более что структура ОПГ далеко не всегда совпадает со структурой

юридического лица, ОПГ не всегда оформлена в виде юридического лица. Может,

пойти по такому пути?


МИНХ Г. В. Уважаемый Михаил Васильевич, мы подобную ситуацию анализировали.

Здесь, я думаю, процесс шёл бы по логике противодействия "пуля и бронежилет"

или "бронебойный снаряд и броня": как только мы зафиксируем чёткие признаки,

которые в литературе, как вы правильно говорите, неплохо сформулированы, в

виде формальных требований в уголовном законе, организованные преступные

группировки, которые именно таковыми и являются, добавят каких-то два-три

новых признака или уберут один-другой признак с учётом того, что мы опишем в

уголовном законе, и, таким образом, мы опять вернёмся к этой проблеме. Мы

исходим из немного другой логики: если есть организованная преступная группа,

то, какие бы она ни принимала формы, квазилегальные или нелегальные, наша

задача - пресечь преступную деятельность, довольно серьёзную, несущую

повышенную общественную опасность. Мы предлагаем сейчас идти по пути

использования механизма заведомости, чтобы правоохранительные органы не

доказывали преступный умысел чётко структурированного преступного сообщества,

заведомо созданного для преступной деятельности.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Иванов Сергей Владимирович.


ИВАНОВ С. В. Уважаемый Гарри Владимирович, ну, на мой взгляд, принцип "око за

око" гораздо лучше способствует предотвращению правонарушений или

преступлений, нежели принцип "поругают - не побьют". Вот я, честно говоря, не

могу понять логику. Если экспортёр отправляет товары за рубеж и потом

говорит, что не смог зачислить валюту, потому что находился под санкциями,

то, на мой взгляд, его и по административной статье наказывать не за что,

хотя, конечно, странно, что он, зная, что находится под санкциями, отправляет

товары. Получается, мы в этом случае даём ему возможность один раз прокрутить

довольно большие суммы за рубежом, потом на него налагается административный

штраф, ну а если он второй раз так поступает, то тогда уже наступает

уголовное наказание. Вот лично я, честно говоря, логики в этом не вижу. Если

он действительно пострадал от санкций, тогда за что его наказывать даже по

административной статье? Причём, Гарри Владимирович, я не слышал, что есть

такие санкции, как, допустим, задержка банковских платежей.


МИНХ Г. В. Уважаемый Сергей Владимирович, прежде всего, средневековый принцип

талиона понимается буквально: если ты убил кого-то, то надо и тебя убить. В

цивилизованных государствах реализуется принцип справедливости: за негативное

действие, в частности уголовно наказуемое деяние, соответственно со стороны

государства по определённой шкале уголовно-правовых санкций воздаётся -

следует негативная оценка и какая-то мера наказания. Принцип справедливости

здесь, безусловно, сохраняется, но я говорю о том, что его не надо

реализовывать в варварских формах. Это по поводу вашей реплики.


Что касается привлечения к административной или уголовной ответственности.

Везде говорится об умышленном действии. Есть ряд наших предпринимательских

структур, которые работают в санкционном режиме, в довольно сложной ситуации.

С точки зрения гражданско-правовых инструментов и договорных обязательств они

вынуждены определённые действия совершать, банковские учреждения,

расположенные за пределами Российской Федерации, находятся под очень сильным

влиянием тех решений, которые принимают, например, американские законодатели,

и не секрет, что довольно серьёзное воздействие и на швейцарские банки те

могут оказывать за счёт того, что там содержатся значительные финансовые

ресурсы государства, и на ряд других банков. Такая ситуация складывается

объективно, и для того, чтобы не возникало желания и определённой юридической

возможности... Повторяю, практика пошла по такому пути: мы стараемся защитить

добросовестных предпринимателей от недобросовестного, скажем так,

истолкования действующей редакции уголовно-правовой нормы.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Сухарев Иван Константинович.


СУХАРЕВ И. К., фракция ЛДПР.


Уважаемый Гарри Владимирович, я думаю, что фракция ЛДПР, безусловно,

поддержит данный законопроект. Очень важным является примечание к статье 210,

которое в принципе исключает возможность давления на бизнес с помощью этой, я

бы сказал, жуткой статьи. Но мой вопрос в другом на самом деле. Несколько раз

называли суммы, которые существенно изменяются, в части крупного и особо

крупного размера: для крупного - с 9 до 100 миллионов рублей и,

соответственно, для особо крупного - с 45 до 150. Вот чем вызвано такое

изменение и чем вызваны именно вот такие размеры сумм?


МИНХ Г. В. Уважаемый Иван Константинович, там два, скажем так, серьёзных

изменения вводятся в логику расчётов сумм в части крупного и особо крупного

размеров: первое - это существенное повышение порога платежей в абсолютных

величинах, а второе - отказ от исчисления недоимки накопительным итогом в

течение трёх лет, как это предусмотрено в целом ряде примечаний, если

неуплата составляет не менее 10 процентов того, что необходимо было уплатить

за этот период. То есть мы не просто, вернее, не только увеличиваем

абсолютные размеры, но ещё и меняем логику исчисления этих размеров.


Кроме того, мы всё-таки учли платежи экспортёров - а вы знаете, что у нас

является основными продуктами экспорта. Вот те цифры, о которых мы говорим, -

это тоже элемент такого статистического анализа. Мы посчитали, что надо чётко

выделить тех, кто попадает в категорию малого, несмотря на довольно серьёзные

цифры, и среднего бизнеса, и обозначили такие суммы, чтобы вот эти

уголовно-правовые санкции применялись в связи с действительно достаточно

серьёзным, крупным по финансовым параметрам правонарушением, а всё, что

меньше, предполагает уже административно-правовую ответственность. Но

повторю, в любом случае это не снимает задачи возмещения ущерба: она решается

и будет решаться, то есть ущерб остаётся и будет возмещаться, для этого

инструментарий мы не меняем, сохраняем, но, если это, скажем так, некрупные

по размерам суммы, тогда применяются более мягкие санкции,

административно-правовые.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Гарри Владимирович.


Желающие выступить есть? Есть.


Включите режим записи на выступления.


Покажите список.


Коломейцев Николай Васильевич.


Три минуты поставьте, пожалуйста.


КОЛОМЕЙЦЕВ Н. В. Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Внимательно

слушал, перечитывал послание президента, но такого посыла я что-то не нашёл -

по завершении обязательно ещё раз перечитаю.


Хотя статистика, к сожалению, не говорит о том, что надо либерализовать

законодательство в этой части. Наверняка 210-я статья появилась не по

предложению депутатов и не просто так, не спонтанно. Если посмотреть события

с рядом коммерческих структур... Ну вы поймите, факты использования

правоохранительных органов в качестве инструмента рейдерского захвата не

могут служить причиной для того, чтобы вмешиваться, проводить коррекцию тех

или иных статей. Здесь надо службы собственной безопасности включать и делать

равноудалёнными правоохранителей и коммерческие структуры. А у нас эта

деятельность к чему привела? Вот мы зачастую здесь про ФНБ говорим, но мы, к

сожалению, мало имеем информации, а когда получаем - ужасаемся. Десять наших

крупнейших акционерных обществ, ПАО, имеют долговую нагрузку на триллион

выше, чем ФНБ, понимаете? И в то же время у нас нет предложений, как решить

эти проблемы, а вдруг появляется проблема, как нам 2,8 триллиона взять и

заплатить ЦБ за бесплатно полученный Сбербанк, понимаете? Посмотрите анализ

оттока капитала: у нас в 2017 году отток капитала был 31,3 миллиарда

долларов, а в 2018-м уже 67,5 миллиарда, а по зеркальной статистике ОЭСР,

МВФ, Мирового банка и ЕС оказывается, что отток значительно выше, понимаете?


Поэтому, мне кажется, идея привязывать всё к тому, что надо либерализовать

законодательство, в том числе уголовное, не находит никакого подтверждения с

точки зрения экономики. Посмотрите, скажем, деятельность так называемых

ведущих стран - США, стран Европейского союза: у них как раз не

либерализуется законодательство. Более того, разрушена священность

швейцарских банков: если вы помните, Соединённые Штаты Америки, для того

чтобы вскрыть счета своих коррупционеров, просто силой заставили раскрыть эти

данные.


С нашей точки зрения, неочевиден факт необходимости предлагаемой

либерализации, и в послании мы таких подтверждений не нашли, поэтому мы не

будем поддерживать такие законопроекты.


Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Ионин Дмитрий Александрович.


Дмитрий Александрович, от фракции?


Выступление от фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", семь минут.


ИОНИН Д. А., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".


Коллеги, уважаемый Гарри Владимирович привёл достаточно убедительную

статистику по проблемам с правоприменением 210-й статьи. Напомню, что на днях

аналогичную статистику привёл Председатель Верховного Суда Лебедев: он

заявил, что за 2019 год было прекращено судами 53 процента уголовных дел по

210-й статье, и в подавляющем большинстве это были уголовные дела именно в

сфере предпринимательской деятельности, более того, было признано, что эти

дела возбуждались без должных оснований. Вообще логично, но, к сожалению,

правоохранительные органы на местах ввели такую практику: есть юридическое

лицо, там есть директор, бухгалтер, ещё какой-нибудь работник - ну, в

принципе уже готовая ОПГ, и в любой момент за ней можно прийти и их всех там

попытаться посадить, по крайней мере по 210-й дело возбудить. Действуют,

видимо, по той самой аксиоме: "Отсутствие судимости - это не ваша заслуга, а

наша недоработка". И конечно, правильно, что вопрос волнует всех, и понятно,

что он дошёл лично до президента и президент вынужден предлагать нам такие

меры. Это правильно, и фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" поддержит данное

решение. Но хотелось бы сказать, что в принципе у нас огромное количество

уголовных статей, по которым правоприменительную практику надо анализировать

и либерализовать нормы.


Я напомню, что в ноябре прошлого года мы с коллегой Тумусовым вносили

протокольное поручение по статьям 109 и 118 Уголовного кодекса в связи с так

называемыми делами врачей. Тогда тоже правоохранительные органы на местах

развернулись: увеличили количество уголовных дел в 6 раз! По итогам

статистика ещё печальнее. Суды часто оправдывают таких людей, но проблема в

том, что до суда эти люди находятся под дамокловым мечом наказания, и завтра

врачи ещё подумают, а выходить ли им вообще на работу, поскольку первая же

операция, в которой они участвуют, - это потенциальная угроза сесть в тюрьму.

Тогда мы с коллегой Тумусовым в рамках протокольного поручения приводили

пример врача из Алапаевского района Свердловской области Ирины Козловой,

которая попыталась спасти безнадёжно больного трёхлетнего мальчика и сделала

ему операцию, хотя даже не должна была этого по служебным обязанностям

делать, более того, она за свой счёт взяла такси, приехала из другого

населённого пункта, прооперировала мальчика, но спасти его, к сожалению, не

удалось. Мы приводили этот пример, так как против неё было возбуждено

уголовное дело по 109-й статье, трижды прокуратура возвращала материалы,

трижды следствие с упорством, достойным лучшего применения, всё равно это всё

отправляло в суд. В итоге в суд дело пришло, я сообщаю вам, коллеги, что

позавчера Ирина Козлова Алапаевским судом была оправдана, это наша общая

победа, спасибо за то, что была возможность в том числе с трибуны Госдумы

привлечь внимание к этому вопиющему случаю. Но сколько ещё таких случаев? Я

напоминаю, что было протокольное поручение, мы понимаем, что Комитет по

госстроительству и законодательству сейчас достаточно сильно занят и в связи

с конституционными реформами, и в связи с другими моментами, но мы всё-таки

надеемся получить ответ на наше протокольное поручение. Прошло четыре месяца,

с тех пор как Дума поддержала поручение о том, что мы проводим анализ

правоприменительной практики по соответствующим статьям.


Да и по многим другим статьям надо проводить анализ правоприменительной

практики. Я думаю, что, по сути, на каждом заседании у нас с трибуны

Государственной Думы звучит хотя бы одна история, которая в принципе является

посылом органам прокуратуры, о том, как сегодня трактуется законодательство

на местах правоохранительными, надзорными органами и так далее.


В связи с этим, Иван Иванович, может быть, нам последовать примеру некоторых

законодательных собраний? Вот у нас в Законодательном Собрании Свердловской

области, коллеги не дадут соврать - коллеги Альшевских, Ковпак, Иванов,

Чепиков, Торощин, многие, с кем мы вместе в Заксобрании были, вот Андрей

Геннадьевич машет, - была такая практика: на всех заседаниях присутствовал

представитель прокуратуры области, старший помощник прокурора области. Может

быть, есть смысл рассмотреть вопрос, чтобы помимо представителя президента и

представителя правительства, действительно, представитель прокуратуры

присутствовал на наших заседаниях, потому что на каждом заседании нет-нет да

и возникнет вопрос, который всё равно придётся решать с органами надзора; в

том числе с трибуны звучат вопросы, касающиеся неправильной

правоприменительной практики, то есть не неправильной, это оценочное

суждение, а правоприменительной практики, которая ведёт к тому, что в тюрьме

рискуют оказаться добросовестные люди. Вот Отари Ионович привёл прекрасный

пример, связанный с "Тольяттиазот", когда чуть ли не половину Самарской

области хотели пересажать по статье 210, объявив, что все они - ОПГ.


Данные законопроекты, инициативы президента фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ"

поддержит, но всё-таки, коллеги, давайте более широко подойдём к рассмотрению

правоприменительной практики по другим статьям Уголовного кодекса. Напоминаем

про наше протокольное поручение, которое с ноября лежит, и предлагаем

обсудить вопрос, чтобы у нас здесь, на наших заседаниях, присутствовал

прокурор и чтобы была возможность оперативной реакции на выступления и

предложения депутатов Государственной Думы.


Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Дмитрий Александрович.


Что касается вашего предложения: вносите соответствующие идеи от фракции в

Комитет по контролю и Регламенту, пусть они рассматривают и определяются.


Шхагошев Адальби Люлевич, выступление от фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


ШХАГОШЕВ А. Л., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


Уважаемые коллеги, я хочу обратить ваше внимание на то, что 210-я статья

является одной из самых жёстких статей Уголовного кодекса. Я не знаю, какому

сомнению можно подвергнуть сегодня необходимость изменений, которые мы

рассматриваем и которые предложил внести президент страны. Реальная жизнь

иногда вносит свои корректировки. Ну очевидно, что если можно получить 15-20

лет, а в особых случаях и пожизненное заключение, то нельзя, чтобы под норму

об организации преступного сообщества могло автоматически подпасть создание

бизнес-структур для осуществления предпринимательской деятельности.

Предприниматель должен без боязни, с гарантированным соблюдением его прав

заниматься собственным делом. В самом начале я хочу сказать о том, что

фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ", конечно, поддержит законопроекты.


Ещё я скажу о стратегической причине, то есть приведу стратегический

аргумент. Фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" реально хочет, чтобы развивалась экономика,

как бы банально ни звучало, чтобы реализовывались национальные проекты. И ни

в коем случае нельзя разделять глобальные, стратегические цели, которые

ставятся сегодня Президентом России, с соответствующими законодательными

инициативами, то есть с поправками в Уголовный кодекс, в КоАП, если, конечно,

мы федеральные законодатели.


Что касается различных инициатив, которые наверняка, я это слышу и вижу, есть

сегодня в разработке в комитетах, относительно уголовного законодательства,

КоАП - да, они есть, но 210-ю статью я категорически не сравнивал бы ни с

чем.


Что касается того, кто может подпадать под эти статьи, сколько их - тысячи,

сотни? Послушайте, надо всегда иметь в виду, когда речь идёт об одном

организованном преступном сообществе, что организованное преступное

сообщество (напоминаю вам) - это две и более организованные преступные

группы, то есть по одному делу иногда могут проходить сотни и тысячи людей. И

представьте себе: человек, который действительно нарушил закон, подпал под

какую-то уголовную статью, автоматически будет думать, что над ним маятник,

он может ещё идти и как участник преступного сообщества, как организатор

преступного сообщества. Этого категорически нельзя делать! Если говорить о

сути, то именно об этом сегодня идёт речь. Конечно, вы заметили, что в

законопроекте говорится о том, что исключением являются случаи, когда

бизнес-структуры заведомо созданы для того, чтобы совершить одно или

несколько тяжких или особо тяжких преступлений. Здесь как раз-таки идёт речь

о способе доказывания, это нужно доказывать.


Я хочу отреагировать на один из вопросов, который прозвучал: у нас что,

другой системы нет, мы отдали это в руки правоохранителей - и всё, в

правоохранительной практике нельзя по-другому навести порядок? Что, вы

предлагаете, в каком смысле? Что, сегодня есть один волевой человек, например

руководитель страны, руководитель субъекта, министр внутренних дел, который

действительно может в ручном режиме решить тот или иной вопрос или проблему,

возникающую при расследовании преступления, связанного с организацией или

участием в преступном сообществе? Нет, такого нельзя допускать - для этого

нужна система. И как раз эти законодательные инициативы систематизируют

борьбу с преступными формированиями и сообществами, ни больше ни меньше.


И последнее. Почему это необходимо, для чего это нужно как сотрудникам

правоохранительных органов, так и тем, кто защищает права бизнесменов,

например профессиональным адвокатам? Это нужно, чтобы у правоохранителя не

было такой вилки, когда он может обойти положения 108-й статьи УПК. Вы

знаете, о чём идёт речь: когда выносится мера пресечения, если человек не

подпадает под те нормы, согласно которым его можно задержать, заключить под

стражу, а возможен только домашний арест или взятие подписки, то положения

108-й статьи обходятся, это обосновывается тем, что создана структура,

преступное сообщество, поэтому, мол, давайте, на два месяца, на три месяца -

и человек идёт и отсиживает.


И ещё раз о статистике: не сотни и не тысячи - десятки тысяч, если вы

посмотрите с 1996 года. Это очень серьёзно, коллеги. Поэтому просьба... Своих

коллег я не могу призывать, я подтверждаю, что никаких споров в "ЕДИНОЙ

РОССИИ" это не вызвало. А коммунистам хочу сказать: я был убеждён, что эти

законопроекты как раз таки можно было отнести к законопроектам, которые

обычно - обычно! - собирают всех вместе, объединяют, принимаются всеми

фракциями. Для меня было удивительно, собственно говоря, что сегодня слева не

поддержали.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Емельянов Михаил Васильевич.


Включите микрофон на рабочем месте.


ЕМЕЛЬЯНОВ М. В. Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Мы, конечно же,

проголосуем за этот законопроект, мы поддерживаем усилия президента по

улучшению бизнес-климата и очень надеемся, что принятие этого законопроекта

позволит пресечь ту негативную правоприменительную практику, с которой

столкнулись наши предприниматели в последнее время.


Но опять же хотелось обратить внимание на тот аспект, о котором я уже

упоминал в своём вопросе. Далеко не всегда структура ОПГ совпадает со

структурой юридического лица. Более того, в подавляющем большинстве случаев

юридическое лицо не создаётся для преступной деятельности, а ОПГ чаще всего

не облекается в форму юридического лица: у них своя структура, своя

организация, и руководители ОПГ практически никогда не возглавляют формально

ни одно юридическое лицо, не подписывают ни одного документа и напрямую не

отдают ни одной команды - мы прекрасно знаем по знаменитому роману Марио

Пьюзо о такой должности, как консильери, которая является прокладкой между

руководителем и собственно руководимыми им преступными группировками.


Всё-таки, опять же выражая надежду на то, что принятие данных законопроектов

поможет улучшить бизнес-климат, мы призываем не оставлять работу по

совершенствованию законодательства в этом направлении и определить структуру

ОПГ более чётко - таким образом, чтобы можно было настигать и привлекать к

ответственности не только "сержантов", "лейтенантов", "майоров", но и

"генералов" криминалитета в России.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Михаил Васильевич.


Гарри Владимирович, у вас есть возможность выступить с заключительным словом.


МИНХ Г. В. Уважаемый Иван Иванович, уважаемые депутаты Государственной Думы!

Прежде всего хочу поблагодарить те фракции, которые выразили свою поддержку.

И хочу всё-таки Николаю Васильевичу, так как у него, видимо, очень

избирательный поход и к чтению, и к выслушиванию, просто прочитать (извините

уж за такую бестактность - прямую ссылочку) текст Послания Президента

Российской Федерации Федеральному Собранию: "Уважаемые члены Совета Федерации

и депутаты Государственной Думы! Уважаемые граждане России..." Весь текст

читать не буду, Николай Васильевич, дальше уже выдержка: "Что необходимо

сделать для стимулирования инвестиций? Первое. Мы договорились в течение

шести лет не менять налоговые условия..." - ну, тут я цитату обрываю. И

дальше: "Второе. В 2020 году нужно наконец завершить реформу

контрольно-надзорной деятельности... Третье. Уже внёс в Думу и прошу

поддержать поправки, которые убирают размытые нормы уголовного

законодательства в части так называемых экономических составов. Так,

предприниматели неоднократно обращали внимание на 210-ю статью УК, по которой

любая компания, чьи руководители нарушили закон, могла квалифицироваться как

организованное преступное сообщество, а значит, практически все сотрудники

подпадали под статью. Устанавливались при этом более строгие меры пресечения

и наказания. Правоохранительные органы впредь будут обязаны доказать, что

организация, компания изначально умышленно создавалась под незаконные цели".


Доклад закончил, уважаемый Николай Васильевич.


Ещё раз спасибо за поддержку. И с учётом вот этой дополнительной информации

прошу коллег из фракции КПРФ ещё раз подумать о своей позиции.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Гарри Владимирович.


Отари Ионович, будете выступать с заключительным словом? Нет.


Содокладчик не будет выступать.


Коллеги, обсуждение завершено. Ставлю на голосование проект федерального

закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью

28-1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", 9-й вопрос.


Включите режим голосования.


Покажите результаты.


РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ (14 час. 24 мин. 06 сек.)

Проголосовало за 378 чел.84,0 %

Проголосовало против 0 чел.0,0 %

Воздержалось 0 чел.0,0 %

Голосовало 378 чел.

Не голосовало 72 чел.16,0 %

Результат: принято


Принимается в первом чтении единогласно.