ФЗ № 848392-7

О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части повышения эффективности выявления и пресечения ограничивающих конкуренцию соглашений и согласованных действий

Внесён: 29 ноября 2019
Последнее событие: Рассмотрение законопроекта в первом чтении, 19 февраля 2020
Последнее решение: принять законопроект в первом чтении; представить поправки к законопроекту
Инициаторы:

Стенограммы по законопроекту №848392-7

Заседание №280

19.02.2020

О проекте федерального закона № 848392-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части повышения эффективности выявления и пресечения ограничивающих конкуренцию соглашений и согласованных действий".

Пункт 10, проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный

закон "О защите конкуренции" и отдельные законодательные акты Российской

Федерации в части повышения эффективности выявления и пресечения

ограничивающих конкуренцию соглашений и согласованных действий". Доклад

официального представителя правительства - заместителя руководителя

Федеральной антимонопольной службы Андрея Юрьевича Цариковского.


Пожалуйста.


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю., официальный представитель Правительства Российской

Федерации, статс-секретарь - заместитель руководителя Федеральной

антимонопольной службы.


Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые депутаты Государственной Думы!

Предлагаемый законопроект внесён в Государственную Думу Правительством

Российской Федерации во исполнение поручения президента № Пр-1525 от 5

августа 2017 года. Данный законопроект прошёл длительное обсуждение с

деловыми кругами, с правоохранительными органами, он рассматривался в Совете

Безопасности. Это были достаточно такие сложные, непростые дискуссии, потому

что это очень сложный законопроект. Дело в том, что картели являются одним из

основных и тяжелейших нарушений в экономике, часто их просто называют раковой

опухолью экономики. Картели тормозят развитие страны, что особенно критично в

годы, когда реализуются национальные проекты. Только в прошлом году ФАС

России выявила 926 картелей и иных антиконкурентных соглашений, большинство

из которых - это сговоры на торгах, в том числе сговоры с органами власти и

государственными заказчиками. Так как через систему государственных закупок

распространяется почти четверть ВВП страны, это крайне важная для нас тема.

По оценкам Совета Безопасности Российской Федерации, экономика страны от

различного рода сговоров на торгах и товарных рынках теряет до 1,5 процента

ВВП. Я остановлюсь на основных положениях законопроекта.


Рассматриваемый сегодня законопроект не столько даёт ФАС новые полномочия для

выявления картелей, сколько уточняет уже имеющиеся полномочия. Так,

законопроект предусматривает право ФАС получать от правоохранительных органов

результаты оперативно-розыскной деятельности, если речь идёт об уголовно

наказуемом картеле. Мы и сейчас можем получать материалы ОРМ по делам о

картеле, но это очень длинный и запутанный путь: орган, проводящий ОРМ,

рассекречивает в установленном порядке материалы, передаёт их следователю, и

если тот принимает решение возбудить уголовное дело, то он имеет право

передать их в ФАТФ для принятия решения о возбуждении дела о картеле. Но

зачастую следователь не может возбудить уголовное дело без решения ФАС,

поэтому мы просим дать право - ещё раз подчёркиваю: право, а не обязанность -

правоохранительным органам передавать те же самые материалы ОРМ напрямую ФАС.

И повторяю, речь идёт о праве именно правоохранительных органов, ФАС ни в

коем случае не наделяется правами самостоятельно проводить ОРМ, передача

будет возможна только после того, как результаты ОРМ будут в установленном

порядке рассекречены.


Ещё один важный момент, вызывающий, пожалуй, больше всего дискуссий, - это

право ФАС в случае внезапных проверок по делам о картелях изымать предметы и

документы, имеющие доказательное значение по делам о картелях. Мы уже в

случае возбуждения административного дела, как и другие контрольные органы,

имеем право проводить выемку данных доказательств, но в отличие от других

органов мы, так же как и налоговая полиция... извините, пожалуйста,

Федеральная налоговая служба, проводим длительные расследования и часто

начинаем с предварительного, то есть с так называемых внезапных проверок,

которые в соответствии с законодательством мы уже имеем право проводить. И

часто во время проверок мы находим документы, явно ненужные в

гражданско-правовом обороте.


Очень яркий пример - это то расследование, которое мы проводили в Дагестане:

мы во время досмотра в Минздраве, в местных коммерческих структурах

обнаружили электронные ключи практически всех - Федерального казначейства,

всех сторон, и они явно имели доказательное значение по делу. Ну, тогда мы

просто задержали время, успели вызвать представителей Федеральной службы

безопасности, а если бы они не подъехали, то фактически было бы сокрыто

преступление.


Ещё один из очень важных аспектов данного законопроекта - предусматривается

право ФАС получать персональные данные и сведения абонентов услуг связи. Я

подчеркиваю, нам не нужно содержание разговоров, нам нужны IP-адреса, и мы

уже имеем право получать эти данные, в случае если участие в торгах ведётся с

персональных компьютеров. Но мы сталкиваемся с тем, что в современном деловом

обороте всё больше и больше деловых процедур проходит через мобильные

средства связи, - опять же, подчёркиваю, нам не нужно содержание, нам нужны

IP-адреса.


Также законопроект предусматривает увеличение срока давности по расследованию

до шести лет при рассмотрении антимонопольных дел о картелях. Почему мы об

этом просим? Прежде всего дело в рассинхронизации сроков давности: по

антимонопольным делам о картелях - три года, а по уголовным делам о картелях

- от шести до десяти лет. Мы выбрали - и это был компромисс с деловым

сообществом - минимальную границу, шесть лет, и предлагаем синхронизировать.

Также это имеет огромное значение при расследовании дел о международных

картелях.


Ещё один важный аспект данного законопроекта. Предлагается определить порядок

заключения и прекращения соглашений о сотрудничестве с компаниями,

признавшимися в участии с картеле. Уже сейчас в соответствии с Кодексом об

административных правонарушениях освобождается от административной

ответственности первый признавшийся в участии в картеле и смягчается

наказание для второго и третьего. Но мы хотим заключать соглашения, в которых

будут прописаны права и обязанности сдающихся, с одной стороны, и

антимонопольного органа, с другой стороны, - это обеспечит гарантии прав лиц,

обращающихся в антимонопольный орган с сообщением о картеле.


Мы понимаем всю сложность этого законопроекта и, в случае если

Государственная Дума сочтёт для себя возможным поддержать этот законопроект в

первом чтении, готовы к его широчайшему обсуждению, потому что здесь нужно

найти баланс между эффективным расследованием картеля и правами бизнеса,

чтобы не было его ущемления никоим образом. Мы готовы как к работе с

комитетом, так и к проведению общественных слушаний, если Дума сочтёт это

возможным.


Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Содоклад Дениса Борисовича Кравченко.


Пожалуйста.


КРАВЧЕНКО Д. Б., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! В последние годы одна из

наших основных задач - создать комфортную, деловую среду, снизить надзорную

нагрузку на бизнес и модернизировать законодательство, упростив процедуру

создания и развития новых производств. Мы с вами стремимся к тому, чтобы все

меры поддержки бизнеса работали и он чувствовал, что стало легче дышать. Для

этого нужна серьёзная перезагрузка системы государственного контроля и

надзора. Президент в своём послании говорил нам о том, что

контрольно-надзорную нагрузку на бизнес нужно снижать, но, создавая мягкую и

понятную бизнесу деловую среду, доверяя предпринимателям, нельзя забывать и о

недобросовестных элементах этой системы, о тех, кто использует любую

возможность, чтобы приумножить свои капиталы, в том числе обходя и нарушая

закон посредством создания картелей.


Коллеги, предлагаемые изменения именно об этом - о тех, кто нарушает законы,

и тех, кто добросовестно исполняет свои профессиональные обязанности по

предупреждению этих нарушений или реагирует на уже совершённые.


Комитет на своём заседании очень подробно, обстоятельно обсуждал этот проект

федерального закона. Мы подняли много тонких и спорных тем и вопросов. Мы

считаем, что дополнительные полномочия, которыми предлагается наделить

антимонопольные органы, нуждаются в существенной доработке и анализе: это

может привести к увеличению необоснованного давления на бизнес и рискам

злоупотребления правом со стороны проверяющих органов, что может негативно

повлиять на условия осуществления предпринимательской деятельности в целом и

существенно повысить нагрузку на малый и средний бизнес в частности.


Такое расширение полномочий органов ФАС отрицательно воспринято экспертным

сообществом. Мы получили очень содержательные письма с мотивированным

обоснованием позиции от Торгово-промышленной палаты России, от Российского

союза промышленников и предпринимателей, от "Деловой России". Также негативно

высказались в отношении предлагаемых изменений ряд наших крупнейших компаний,

таких как "Газпром", "Роснефть", "Сургутнефтегаз", "ЛУКОЙЛ" и других. Эти

компании фактически являются локомотивами роста российской экономики, и

нельзя не прислушиваться к их мнению. Кроме того, комитет получил

мотивированные замечания со стороны Экспертного управления Президента

Российской Федерации, Государственно-правового управления, Минюста России,

ФСБ России, Генеральной прокуратуры, а также Комитета Совета Федерации по

экономической политике. Все эти мнения лягут в основу нашей дискуссии при

подготовке законопроекта ко второму чтению, если мы с вами, уважаемые

коллеги, сегодня примем законопроект в первом чтении.


Во время обсуждения законопроекта на заседании комитета депутаты также

высказали ряд серьёзных замечаний и, опасаясь возникновения излишнего

давления на субъекты малого и среднего предпринимательства, предложили

вывести их из-под действия будущего закона. Над этим мы тоже внимательно

поработаем и взвесим всё досконально.


Хочу отметить, что ряд противоречий и спорных моментов мы уже сняли с

представителями антимонопольной службы на заседании комитета. Коллеги обещали

учесть это в тексте ко второму чтению. Мы обязательно пригласим экспертов,

над форматом подумаем, возможно, действительно, как сказал Александр Юрьевич,

инициируем парламентские слушания. Важно отметить, что в ФАС готовы очень

внимательно выслушать всех, взять на заметку рациональные предложения,

отреагировать на них, проработать с депутатами и выйти с готовыми решениями.

Эта работа, коллеги, идёт уже сегодня.


Членов комитета также очень тревожит ещё один момент. В законопроекте не

предусмотрена ответственность за убытки, причинённые проверяемым и иным лицам

вследствие неправомерных действий в ходе осуществления мероприятий. Этот

момент очень тонкий. Мы видим здесь возможные риски предпринимателя потерять

своё детище за короткий промежуток времени из-за ненадлежащих действий

уполномоченного органа, погрязнуть в долгах, кредитах, исках в суды и

потерять деловую репутацию. Кто за это будет нести ответственность и какую,

если действия соответствующего органа были необоснованными? Такой вопрос

также нами прорабатывается.


В заключение скажу, что, по оценкам экспертов, ущерб от антиконкурентных

соглашений на товарных рынках и торгах составляет 1,5-2 процента ВВП

ежегодно. Мы понимаем, что меры принимать надо, возможно даже кардинальные,

поэтому комитет концептуально поддерживает законопроект при условии его

качественной всесторонней доработки и рекомендует Государственной Думе

принять его в первом чтении.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Коллеги, есть ли вопросы? Есть.


Включите режим записи на вопросы.


Покажите список.


Катасонов Сергей Михайлович.


КАТАСОНОВ С. М., фракция ЛДПР.


Уважаемый Андрей Юрьевич, мы готовы всемерно поддерживать любые инициативы,

которые позволят навести порядок в нашей стране в отношении всего -

коррупции, сговора, картелей и так далее, но скажите: вот вы представляете

серьёзную организацию, она к экономике имеет отношение, наверное, немного

больше, чем ФСБ, МВД и другие правоохранительные органы, - какая проблема, на

ваш взгляд, сегодня сдерживает развитие нашей страны? Проблема сговора и

картелей или проблема того, что предприятия не хотят вкладывать средства в

российскую экономику? Они реально чувствуют свою беззащитность при

действующей системе. Ваш законопроект по сути правильный, но по факту мы

получим то, что ещё больше предпринимателей прекратят вести бизнес в России.

Как вы думаете?


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Спасибо, Сергей Михайлович. Вы знаете, я не сказал бы, что

данный вопрос борьбы с картелями очень напугает крупные предприятия. Крупные

предприятия продолжат свою работу в России, а вот очень многие малые

предприятия, малый и средний бизнес, на наш взгляд, как раз не могут сейчас

пробиться на те же торги из-за сговоров, такие предприятия действительно

просто вышибают. Вот сегодня мы обсуждали письма с замечаниями, согласитесь,

в основном от крупного бизнеса, а от малого и среднего бизнеса, от той же

"ОПОРЫ России" мы получаем гораздо большую поддержку, и это, на мой взгляд,

логично.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Балыбердин Алексей Владимирович.


БАЛЫБЕРДИН А. В., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


Андрей Юрьевич, на заседании комитете я об этом уже спрашивал, но хочу

повторить свой вопрос. На сегодняшний день ФАС имеет очень серьёзные

полномочия, чтобы влиять на бизнес, на соблюдение закона. В данном

законопроекте просто беспрецедентно увеличиваются полномочия ФАС, но любое

расширение полномочий должно всё-таки вести к увеличению ответственности за

неправильно принятые решения. В случае принятия данного законопроекта в той

редакции, в которой он сейчас представлен, неправильно принятые решения могут

привести к очень серьёзным последствиям, плачевным последствиям, в том числе

и для бизнеса. Предусматриваете ли вы в дальнейшем всё-таки как-то усилить

ответственность ваших сотрудников?


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Алексей Владимирович, уже сейчас ответственность наших

сотрудников предусмотрена действующим законодательством. Согласитесь, мы

довольно строго наблюдаем за действиями наших сотрудников. Меня радует, что с

ФАС связано достаточно мало нехороших громких историй, касающихся каких-то

коррупционных преступлений, злоупотреблений служебной информацией, утечки

информации, мне это приятно. Но если депутаты Государственной Думы сочтут

необходимым установить какие-то дополнительные гарантии как противовес этим

полномочиям, мы готовы к обсуждению.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Тетерин Иван Михайлович, пожалуйста.


ТЕТЕРИН И. М., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


Какие должны быть основания для внеплановых проверок? И увеличится ли их

количество или нет?


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Основанием для внеплановой проверки в соответствии с

действующим законодательством является поступившее нам заявление, сообщение о

том, что существует картельное правонарушение. Количество проверок, на наш

взгляд, не должно увеличиться. Мы вообще, поверьте, пытаемся чётко идти по

пути - и настраиваем на это наши территориальные органы - именно увеличения

финансовой ёмкости тех картельных дел, которые рассматриваем, ухода от

мелкотемья, кроме дел, которые имеют колоссальное социальное значение.

Например, то, что сейчас происходит с масками для предупреждения заражения

коронавирусом: там, может быть, не самые большие суммы, но это имеет

громадное социальное значение, как вы понимаете, и такие сговоры мы будем

рассматривать. Количество проверок мы будем пытаться уже не увеличивать, а

уменьшать.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Арефьев Николай Васильевич.


АРЕФЬЕВ Н. В., фракция КПРФ.


Андрей Юрьевич, такой вопрос. Вы в проекте закона прописали для себя такие

новые права, как, допустим, право требовать от операторов связи информацию об

услугах связи, самим вскрывать помещения, изымать документы, ну и положения о

том, что при заключении договоров с хозяйствующими субъектами они

освобождаются от уголовной ответственности. Не считаете ли вы избыточными эти

нормы? И не превзойдёт ли ущерб от нарушений, которые, возможно, будут

возникать в связи с принятием закона в такой редакции, ущерб от картельных

соглашений?


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Спасибо за вопрос, Николай Васильевич. Мы уже имеем право

получать данные об абонентах - юридических лицах (если я правильно понял

вопрос), если сигнал проходит через Интернет, мы просто хотим распространить

это на мобильную связь. Это первое.


Второе. Вы знаете, освобождение об ответственности - это, пожалуй, самый

эффективный способ борьбы с картелями в мире. И когда мы освобождаем от

ответственности одного участника, мы освобождаем его от штрафов, но, если

против него будут возбуждены гражданские иски, то он обязан будет возместить

ущерб лицам, пострадавшим экономически от этого картеля. А мы действительно

получаем информацию, которая позволяет нам пресечь деятельность картелей и

тем самым сэкономить достаточно большие деньги и людей, и государства.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Куринный Алексей Владимирович.


КУРИННЫЙ А. В. Андрей Юрьевич, вопрос вам, тоже в отношении вот этих новых

полномочий, которые вы хотите, чтобы вам были предоставлены, в виде изъятия

документов, отслеживания соответствующих IP-адресов. На сегодня

правоохранительные органы, которые вас в этой деятельности сопровождают или

должны сопровождать, что, не справляются со своими обязанностями, я говорю

прежде всего про Следственный комитет, если речь идёт о картелях? То есть их

сотрудники не подготовлены, не желают, коррумпированы? Почему вы пытаетесь на

себя вот эти оперативно-розыскные мероприятия подтянуть?


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Спасибо за вопрос, Алексей Владимирович. Я ожидал этот

вопрос. Мы не можем на все наши проверки сразу же... Иногда, когда нам

кажется необходимым, приглашаются представители Федеральной службы

безопасности, Следственного комитета, но иногда, в каких-то случаях нам

кажется, что вполне можно обойтись без участия силовых структур, потому что,

в общем-то, от масок-шоу все немножко устали. Но я уже приводил пример, и так

было многократно, когда в процессе расследования случаев, которые кажутся

довольно, так сказать, тихими, спокойными и мирными, мы зачастую натыкаемся

на следы возможных нарушений, которые значительно превосходят то, с чего всё

начиналось.


В принципе у нас действительно плодотворное сотрудничество со всеми силовыми

органами, просто не всегда они участвуют сразу в проверке, и мы оставляем эту

возможность. Притом, если вы посмотрите законопроект, там огромное количество

всяких процессуальных действий должно быть осуществлено в этом случае. Если

мы видим явные следы преступления, мы просим дать нам возможность изъять эти

доказательства. Примерно в 50 процентах случаев участвуют другие следственные

органы, и, естественно, они сделают это в соответствии со своими правами,

предоставленными им законом.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Альшевских Андрей Геннадьевич.


АЛЬШЕВСКИХ А. Г. Андрей Юрьевич, в первую очередь хочу поблагодарить

антимонопольную службу за работу, особенно ваших свердловских коллег - они,

как и положено, въедливо реагируют на жалобы, в том числе на депутатские

запросы.


Тем не менее спрошу ваше мнение по поводу всей критики, которая сопровождает

обсуждение данного законопроекта. Были претензии к достаточно расплывчатым

формулировкам в предлагаемых новеллах. Существует мнение, что усиление

полномочий ФАС может негативно сказаться на хозяйственной деятельности

организаций, то есть в документе нет баланса между частными и общественными

интересами. Просьба прокомментировать.


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Спасибо за вопрос, Андрей Геннадьевич. У нас было всё-таки

ощущение, что мы на этот баланс выходим. Если депутаты Государственной Думы

считают, что мы не правы и нам не удалось достигнуть этого баланса, мы

готовы, как я уже сказал, к тщательным дискуссиям для достижения баланса,

потому что для нас самое важное - достичь двух этих целей одновременно: и

эффективного расследования, контроля и отсутствия давления на бизнес.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Бессараб Светлана Викторовна.


БЕССАРАБ С. В., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


Уважаемый Андрей Юрьевич, у меня такой вопрос. Скажите, пожалуйста, как

наделение антимонопольного органа правом на получение данных об абонентах

услуг связи соотносится со статьёй 23 Конституции Российской Федерации, в

соответствии с которой гарантируется тайна телефонных переговоров и

ограничение этого права допускается только по решению суда?


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Мы уже обсуждали эту возможность. Мы здесь уже просим

предоставить возможность получать данные только об абонентах - юридических

лицах, поэтому тайна связи для граждан нами здесь не нарушается. Это как раз

тот вопрос, который уже прорабатывался комитетом, и мы готовы здесь пойти на

очень жёсткое ограничение, чтобы, не дай бог, не вторгаться в зону действия

прав и свобод граждан.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Гусева Ирина Михайловна, пожалуйста.


ГУСЕВА И. М., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


Спасибо, Александр Дмитриевич.


Денис Борисович, у меня к вам вопрос. Вы знаете, как я к вам отношусь,

местами даже вами горжусь, и вот, если честно, почитав этот законопроект и

послушав сейчас своих коллег, хотела бы сказать: вот накинулись на ФАС, а

ведь ФАС не работает вне заявительного порядка - если есть заявление от тех

же предпринимателей, только тогда ФАС и выходит. Так о каких дополнительных

нагрузках идёт речь, мы, законодатели, что, сами законов не знаем? Уж больше,

чем налоговая - и жалоб сколько к ним, - наверное, во всей стране никто так

бизнес не кошмарит!


Я думаю, что ко второму чтению нужно, как это делает Вячеслав Викторович

Володин, всё-таки большую площадку собирать, и не только представителей

крупного бизнеса, который сказал своё нет, мы их услышали, но и среднего

бизнеса, но и мелкого бизнеса, которому порой действительно не пробиться

никак, ни один конкурс не выиграть, выжить не могут! Я думаю, что надо

концептуально законопроект принимать, но работать на площадке с экспертным

сообществом, приглашая, повторяю, разную аудиторию.


КРАВЧЕНКО Д. Б. Спасибо за вопрос, уважаемая Ирина Михайловна. На самом деле

вы всё правильно сказали, и мы предполагаем - и мы с Андреем Юрьевичем это

проговаривали, обсуждали с руководством ФАС, - что проведём большое

обсуждение, и нам, безусловно, необходимо прислушиваться к мнению экспертного

сообщества и крупного бизнеса.


Что касается работы ФАС. Здесь уже не один наш коллега высказывался насчёт

того, что претензии минимальны, да, в отличие от многих других наших

известных органов, однако мы с вами вместе должны работать над решением

задачи, которую ставил президент, - это повышение благосостояния наших

граждан. Повышать благосостояние мы можем за счёт должного развития реального

сектора нашей экономики и освобождения его от лишнего давления. В связи с

этим на заседании комитета как раз таки и звучала позиция, что нам очень

важно найти равновесие и не передёргивать, чтобы у нас кампания не

превратилась в кампанейщину, извините за сленг.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Боева Наталья Дмитриевна.


БОЕВА Н. Д., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


Спасибо, Александр Дмитриевич.


Андрей Юрьевич, у меня такой вопрос к вам: а как будет проводиться проверка

по анонимным заявлениям и какие наказания будут предусмотрены, если

заявление, которое написали, не подтвердится? Не будут ли этим законом

пользоваться при конкурентной борьбе? Вот вы сказали "картели", а здесь

написано про хозяйствующие субъекты, и вот будут страдать больше всего как

раз не картели, а средние и малые предприятия.


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Мы не рассматриваем анонимные заявления, это во-первых.

Во-вторых, вы знаете, я должен, извините, может быть чуть-чуть уйти в

сторону, но сказать о следующем. Мы в последние годы, после того как, в

общем-то, представители делового сообщества поняли, что Федеральная

антимонопольная служба - это достаточно эффективный инструмент, очень часто

сталкиваемся с тем, что нас пытаются использовать в своих экономических

спорах. И поверьте, у нас очень много и внутренних инструкций, да и общая

политика нашей службы состоит в том, что мы не должны являться средством в

экономических разборках между хозяйствующими субъектами. На это очень чётко

настроена вся наша политика.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Выборный Анатолий Борисович.


ВЫБОРНЫЙ А. Б. Уважаемый Андрей Юрьевич, по сути, вы предлагаете наделить

антимонопольный орган - при проведении проверки по делам об антиконкурентных

соглашениях - полномочиями органа дознания: получать объяснения, производить

выемку предметов, документов и так далее. При этом вы также предлагаете

установить запрет на уведомление о проведении таких проверок. Скажите, а чем

обусловлен запрет на уведомление? Ведь даже при проведении административных,

при возбуждении и расследовании уголовных дел заинтересованных лиц

уведомляют. Не являются ли предлагаемые проектом федерального закона широкие

пределы полномочий попыткой оправдать недостаточную эффективность работы?


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Я должен сказать, что у нас уже существуют как бы и это

право, и эта возможность. Мы проводим проверки, и не буду скрывать, что это

один из наших самых эффективных инструментов, их называют рейдами на

рассвете, хотя мы, поверьте мне, в соответствии с действующим

законодательством проводим их в рабочее время. Мы уже обладаем правом на

такие проверки.


В чём суть и почему всегда достаточное внимание к нашей аргументации, и даже

на последнем совещании у Президента Российской Федерации, когда обсуждались

контрольно-надзорные функции, их изъятие, такое исключение? Потому, что, как

правило, если какое-то время пройдёт, мы уже лишаемся этих доказательств -

поверьте, уже наловчились очень быстро их затирать даже сейчас, в настоящее

время. Часто любимая стратегия - это при проверке задержать нас любым путём

на входе, чтобы мы не могли добраться до компьютеров. Но уже сейчас у нас

есть такие права, и, должен обратить внимание, они расширяются только в

случае выемки (опять же мы готовы к дискуссии), все остальные наши права уже

существуют, мы просто их уточняем, вводим их чёткую регламентацию, вводим их

в чёткое правовое поле.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Сапко Игорь Вячеславович.


САПКО И. В. Спасибо, Александр Дмитриевич.


Уважаемый Андрей Юрьевич, повлечёт ли предлагаемое законопроектом расширение

полномочий антимонопольного органа увеличение штатной численности? Если да,

то предусмотрены ли соответствующие денежные средства в бюджете?


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Спасибо, уважаемый Игорь Вячеславович. Мы не требуем

какой-либо дополнительной штатной численности, это есть в

финансово-экономическом обосновании к данному законопроекту. Мы понимаем

ситуацию относительно и так, может быть, слишком разросшегося аппарата

государственных чиновников и проверяющих органов в стране. Мы просто внедряем

более эффективные методы работы и пытаемся взять всё-таки не численностью, а

производительностью. То есть уже сейчас мы перешли на специальные

компьютерные программы, на аппаратно-программные комплексы, которые нам

позволяют проводить расследования, что позволяет снизить и количество

непосредственных проверок с выездами, и нагрузку в это время на бизнес. И мы

проводим уже не фронтальную проверку, а точечную, и именно по тем узким

местам, которые мы видим во время предварительного исследования вопроса. И мы

не будем просить о дополнительной штатной численности.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Гартунг Валерий Карлович, пожалуйста.


ГАРТУНГ В. К. Уважаемый Андрей Юрьевич, я повторю вопрос коллеги: как вы

считаете, что всё-таки мешает развитию экономики больше - картельные

соглашения либо недоверие бизнеса к государству? Это первый вопрос.


Второй: как вы считаете, где страна больше всего теряет - при использовании

лазейки при закупках госкомпаний, когда они закупают у взаимозависимых лиц,

либо при картельных соглашениях при госзакупках?


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Валерий Карлович, ну, я опять же должен ответить, что

здесь, на мой личный взгляд, вопрос примерно о том, что первично - яйцо или

курица. Мы должны развивать бизнес, у которого достаточно высокая социальная

ответственность, бизнес, который не нарушает закон. Извините, зачем нам Дикий

Запад, зачем нам бизнес, который будет грабить население? Это развивать в

данном случае, на мой взгляд, было бы очень неэффективно. Мы должны развивать

бизнес, но тем не менее пресекать нарушения с его стороны, и чем серьёзнее

нарушения, тем серьёзнее пресекать.


И второй вопрос, Валерий Карлович...


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Гартунгу включите микрофон.


ГАРТУНГ В. К. Как вы считаете, где больше теряет государство: когда

госкомпании используют лазейку, закупая без конкурентных процедур у

взаимозависимых лиц, либо когда происходят картельные сговоры?


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Валерий Карлович, мы считаем, что и то и другое плохо. И вы

знаете, что ФАС уже даже готовит законопроект о взаимосвязанных лицах, он уже

находится на обсуждении в правительстве, и, если правительство его поддержит,

вероятно, мне придётся через некоторое время стоять вот здесь, на этом месте,

и докладывать уже этот законопроект. Мы его уже подготовили, и он сейчас

обсуждается в правительстве.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Ганзя Вера Анатольевна, пожалуйста.


ГАНЗЯ В. А., фракция КПРФ.


Вот буквально в ноябре руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь

Юрьевич говорил: нам не нужны полномочия правоохранительных органов, у нас

вся система работает, мы работаем эффективно, поэтому чужих полномочий нам не

надо, - и тут вдруг резко у ФАС появляется потребность в этих полномочиях. Но

если она появляется, значит, вы согласны с этим? Скажите, отчего так резко и

быстро меняется мнение, чем это вызвано?


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Вера Анатольевна, я не считаю, что этим законопроектом мы

требуем себе полномочия правоохранительных органов, иначе мы сказали бы:

дайте нам, пожалуйста, право на ОРМ. Я, по-моему, трижды, стоя на трибуне

сегодня, открестился от того, что мы просим себе лично право на проведение

ОРМ, а это, согласитесь, главное звено давления, главное силовое звено,

скажем так, правоохранительных органов.


Опять же, всё, что здесь прописано, практически уже предусмотрено для

контрольно-проверяющих органов по административным делам - не только для нас,

но и для всех контрольно-надзорных органов. Мы практически не выходим...

может быть, мы выходим на некоторые новые трактовки, я этого не скрываю,

например по связи, но здесь мы - как вы знаете, мы готовим пятый

антимонопольный цифровой пакет - откликаемся на требования времени. Если

раньше мы могли выйти только со стационарного телефона и с рабочего

компьютера, когда он появился, то сейчас мы с вами можем... согласитесь, вы

сами, уважаемые депутаты, 50 процентов, наверное, своих дел ведёте с

мобильного. Вот поверьте, бизнес так ведёт ещё больше процентов дел. И

конечно, мы просто уже откликаемся на то, что время изменилось, и, вероятно,

ещё изменения последуют. И я удивляюсь, что другие наши коллеги ещё не вышли

с этим вопросом. Изменились технологии, мы обязаны отвечать, мы не можем

бороться с технологиями XXI века технологиями, извините, акта Шермана, XIX

века. Вот мы смогли ответить, может быть, на уход картелей в торги в

Интернете - я считаю, что мы смогли ответить: мы создали большой комплекс, он

носит достаточно забавное название - "Большой цифровой кот", потому что он

должен ловить цифровых "мышей". Но здесь мы видим слабое звено.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Коллеги, есть ли желающие выступить по данному вопросу? Есть.


Включите режим записи.


Покажите список.


Ганзя Вера Анатольевна.


ГАНЗЯ В. А. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Дело в том,

что вот не совсем можно, наверное, поверить словам, которые сегодня здесь

звучат. Я не зря задала вопрос, почему так вдруг резко поменялось мнение об

этих полномочиях. Ну как же мы не будем говорить об этих полномочиях, когда

они абсолютно точно пересекаются? И вот эти полномочия правоохранительных

органов никоим образом не должны относиться к ФАС.


И вообще, вопросы к ФАС совсем другие. Неужели ФАС не знает о том, как вообще

проходит монополизация экономики нашей страны? Конечно знает! Разве не видят

сегодня те предприятия, которые просто-напросто самым нахальным образом

подтягивают к себе все мелкие и средние предприятия, причём таким же образом

разоряя их и через банкротство уничтожая? Всё это видно. Давайте любую сферу

посмотрим: торговые сети посмотрим, сельское хозяйство посмотрим - везде идёт

просто монополизация вот этих вопросов экономики. Так вот надо сегодня о чём

говорить!


Безусловно, картельные сговоры есть, и никуда от этого мы не денемся, но мы

же чётко должны понимать, что мы должны прежде всего более цивилизованными

средствами и методами противодействовать картельному сговору, а не опять вот

этими, значит, похожими на "маски-шоу" мероприятиями, когда приезжают на

предприятия правоохранительные органы, изымают все эти документы, значит,

оперативно-розыскные действия проводят, результаты получают, согласия там

какие-то они получают, - ну, это не те методы, с помощью которых будет бизнес

развиваться.


Мы сегодня говорим о чём? Для бизнеса есть определённая угроза, угроза со

стороны тех же самых правоохранительных органов, потому что сегодня огромное

количество предприятий закрывается, действительно под нажимом закрывается.

Ведь есть же такая проблема? Есть. И сегодня к этим правоохранительным

органам, которые не так, скажем, благосклонно относятся к бизнесу, ещё

добавляется Федеральная антимонопольная служба... (Шум в зале.)


Председательствует Первый заместитель

Председателя Государственной Думы

И. И. Мельников


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Вера Анатольевна, секунду.


Тамара Васильевна, докладчик должен слушать выступающего, тут звучат

предложения. Я вас прошу не отвлекать докладчика.


Пожалуйста.


ГАНЗЯ В. А. Спасибо большое, Иван Иванович.


Поэтому, естественно, вот такие средства неприемлемы сегодня. Ведь инвестиции

в нашей стране, особенно частные инвестиции, только на полпроцента подросли

за прошлый год - ну это разве позволит решить задачу, которая поставлена и в

послании президента в том числе? Задача, конечно, не решена. И вот этот

законопроект никоим образом не добавит доверия со стороны бизнеса к нашему

государству, к нашей власти, а следовательно, мы, естественно, не можем

поддержать этот законопроект.


Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо.


Коллеги, у нас на фиксированное время стоит 15-й вопрос, но мы его рассмотрим

после завершения рассмотрения этого вопроса.


Катасонов Сергей Михайлович, пожалуйста.


КАТАСОНОВ С. М. Сложная задача сегодня стоит перед депутатским корпусом.

Абсолютно понятен посыл, с которым заходит к нам ФАС: кто же у нас сегодня

против того, чтобы разоблачать картельные сговоры? Кто против того, чтобы

цена на аукционах падала? Все мы это поддерживаем, но мы, в отличие, может

быть, от центрального аппарата ФАС, находимся на земле и видим, какие

ситуации возникают у нас с вашими территориальными управлениями. К сожалению,

даже те полномочия, которые сейчас есть у ФАС, тоже являются определённым

воздействием на бизнес-сообщество. Сегодня решение ФАС сразу после принятия

вступает в силу, и потом бизнесу нужно идти доказывать, объяснять. Что такое

сегодня принятие решения ФАС, если подали заявление о включении предприятия в

РНП? Это банкротство предприятия, всё, это конец, потому что, как только

начинается судебное разбирательство, на что смотрит суд? С кем борется

бизнес. А тут бизнес борется с государством. Вот та статистика, которую мы

сегодня имеем, и к нам обращаются - к сожалению, поток обращений с жалобами

на работу ФАС не уменьшается... А сегодня вы хотите, не создав

соответствующей системы, не наведя порядок у себя, дополнительно расширить

полномочия - вот это вызывает большие опасения.


Если бы мы были в идеальной ситуации - подчёркиваю, в идеальной, - если бы у

нас были идеальные руководители теруправлений, всё было идеально, я даже был

бы готов прописать расстрел за картельный сговор, но у нас риски слишком

велики. Дело в том, что - на мой взгляд, это очевидно - проблема у нас не в

картельных сговорах, а в том, что люди не хотят вкладывать средства в

российскую экономику: они боятся. Вот мы сейчас будем принимать закон о

поддержке и защите инвестиций - там основной-то вопрос не в том, чтобы

сохранить тарифы на бесконечно долгое время или ещё что-то. Почему люди не

вкладывают деньги? Они не верят, повторяю, они не верят! Поэтому, на мой

взгляд, в нынешнем цикле, когда ещё только идёт становление, когда наши

правоохранительные органы взаимодействуют с бизнесом и так далее и мы

пытаемся побороть негативные элементы, вот этот момент ужесточения вызывает

вопросы. Мы понимаем вектор, который вы нам обозначили, и поддерживаем его,

но наложить его на реальную ситуацию - это значит остановить развитие

бизнеса. Если решение будет принято, то я считаю, что ко второму чтению нужно

существенно дорабатывать законопроект, с учётом того что есть замечания у

всех правоохранительных органов, у ГПУ, так что предстоит большая работа.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Сергей Михайлович.


Гартунг Валерий Карлович, пожалуйста.


От фракции выступление.


ГАРТУНГ В. К. Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Президент поставил

задачу перед ушедшим теперь уже в отставку правительством (но мы с вами пока

ещё не ушли в отставку - и перед нами тоже) обеспечить темпы роста российской

экономики выше среднемировых. Ну вот уже почти два года прошло после того,

как президент поставил такую задачу, - мы с этой задачей справляемся? Нет.

Давайте тогда посмотрим причины того, почему наша экономика не растёт. Она не

то что темпами выше мировых, она вообще не растёт! Начинаем разбираться -

оказывается, инвестиции в Россию не идут. Почему не идут? Да не верят

предприниматели, что... Вопрос даже не в том, что они не смогут заработать

таких денег, какие они зарабатывают на иных рынках, вопрос в другом: они

просто не смогут сохранить то, что сюда вложат, потому что у них всё это

отберут, да ещё и посадят. "А посидеть на дорожку?", как в том анекдоте.


Теперь по сути законопроекта, вернее, сначала не по сути законопроекта, а по

процедуре. Когда правительство вносит тот или иной проект закона, он должен

пройти оценку регулирующего воздействия. Правильно? Правильно. Прошёл этот

законопроект оценку регулирующего воздействия? Прошёл. Какие результаты?

Резко отрицательные. Вот у меня заключения РСПП, "Деловой России",

уполномоченного по защите прав предпринимателей - все высказываются

категорически против этого законопроекта. Что мы с этим сделали? Да ничего не

сделали! А должны были что-то сделать? Да, должны были провести обсуждение,

внести поправки в законопроект и потом по новой его обсуждать. Этого не было

сделано, тем не менее, игнорируя оценку регулирующего воздействия, нам внесли

непроработанный законопроект. Дальше, силовые структуры дали свои замечания?

Да, дали практически все: никто не поддерживает этот законопроект. Я вообще

не понимаю, как он у нас в Государственной Думе оказался, его должны были,

вообще-то, на правкомиссии завернуть - нет, он оказался здесь! Это, скажем

так, по процедуре.


Теперь по содержанию. Нам заявляют, что российская экономика теряет деньги

из-за картельных соглашений. Да, теряет. Но давайте посмотрим по принципу

Парето: где основные проблемы, где основные причины, от чего прежде всего

страдает российская экономика?


Ну, как я уже сказал, первое - это недоверие бизнеса, это отсутствие

инвестиций. Данный законопроект решает эту проблему? Нет, не решает. Он её

даже усугубляет, потому что после принятия такого закона недоверия у бизнеса

будет ещё больше. Это первое замечание.


Дальше, второе. Где мы теряем, где российская экономика больше всего теряет?

На закупках, на государственных закупках, потому что две трети экономики под

контролем государства. Эти закупки регулируются двумя федеральными законами -

44-м и 223-м. По какому закону у нас закупки в максимальном объёме

осуществляются? По 223-му федеральному закону. Ну давайте вернёмся к 223-му

федеральному закону: где та дыра, через которую уходят триллионы рублей в

карманы недобросовестных предпринимателей (в кавычках) от политики, я бы так

сказал, потому что это госкомпании? У госкомпаний, госкорпораций, компаний

под госконтролем и естественных монополий есть право осуществлять закупки у

взаимозависимых лиц. Ещё раз вам напомню, что это значит. У нас минимальный

уставный капитал ооошки - 10 тысяч рублей. "Газпром", к примеру (ну, как бы

виртуальный "Газпром"), покупает у ООО "Рога и копыта" за 2,5 тысячи рублей

25 процентов уставного капитала, а потом все трубы через него закупает на

триллионы рублей по цене трёхкратной, пятикратной, и всё остаётся там, где

надо, в нужном месте. Где здесь картель? Каким образом мы вот этим

законопроектом это пресекаем? Никаким образом не пресекаем, поэтому давайте

сделаем выводы. Здесь два вопроса. Первый - самая большая дыра, куда уходят

деньги, закрывается? Нет. Второй - самая первая причина, которая не позволяет

развиваться экономике, ликвидируется? Нет. Тогда спрашивается: а зачем мы

этот законопроект принимаем вообще? Что мы собираемся править?


Наша фракция будет голосовать против, и всем остальным я советую крепко

подумать. После того как ушло в отставку правительство, которое не справилось

с задачей, поставленной президентом, я вот думаю: кто следующий должен будет

подать в отставку? Парламент, потому что он создаёт такие условия, при

которых невозможно выполнить указы президента.


Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Валерий Карлович.


Ионин Дмитрий Александрович.


ИОНИН Д. А. В рамках обсуждения этого вопроса коллеги достаточно много

хвалили Федеральную антимонопольную службу, и есть за что. Правда, не

соглашусь с коллегой Альшевских по поводу Свердловской области, где какая-то

аномалия, но это отдельный вопрос.


Совершенно не с той стороны мы сегодня подходим к решению проблем, пытаясь

добавить полномочий Федеральной антимонопольной службе, чтобы она работала на

благо развития нашей экономики. Вообще не с той стороны! Коллега Гартунг

правильно сказал, тут дополнить особо нечего. Я напомню, что обсуждение

изначальной концепции этого законопроекта касалось именно госзакупок. Вы

можете свериться с пояснительной запиской, где приведён прямо перечень

потерпевших от сговоров, и этот список потерпевших весьма солидный - ФСБ,

Генпрокуратура, правоохранительные и надзорные органы. И если мы говорим о

госзакупках, так и законопроект надо принимать в части госзакупок - здесь же

о госзакупках не идёт и речи. Здесь говорится вообще обо всём, в частности о

том, чтобы привлекать собственников предприятий к ответственности, даже если

они не знали, что каким-то образом предприятие участвовало в сговоре, может

быть, директор что-то делал, и так далее, есть ряд других моментов.


Где оценка регулирующего воздействия? Валерий Карлович об этом правильно

сказал. Различные профильные структуры, общественные организации против. Где

обсуждение ОРВ и того, какие последствия принятия закона будут для рынка?


Когда я говорю, что мы подходим не с той стороны, я говорю о том, что на

самом деле нам, депутатам, надо помогать Федеральной антимонопольной службе,

но помогать совершенно в другом. Например, - я думаю, Андрей Юрьевич

согласится и поддержит меня - нам надо сделать так, чтобы принимаемые

Федеральной антимонопольной службой постановления были обязательны к

исполнению региональными энергетическими комиссиями и иными тарифными

регуляторами. В этом большая проблема. У нас в Свердловской области уже

больше года ФАС пытается заставить тарифного регулятора пересмотреть тарифы,

указывает конкретно на то, где были нарушения и что не имели права учитывать

в тарифе. Уже много бумаг было направлено, представитель ФАС не даст соврать,

были суды, то есть ФАС судилась с региональной энергетической комиссией, были

привлечения к административной ответственности должностных лиц, но, по сути,

ФАС, доказав факт завышения тарифов, больше года не может заставить тарифного

регулятора снизить тариф на определённую сумму, на тот процент, который

доказан в отношении 18 предприятий. И к сожалению, это касается не только

Свердловской области.


Мы неоднократно встречались с представителями ФАС по этому поводу, здесь не

хватает полномочий. Давайте, может, с этой стороны подойдём к решению

вопроса, вот за это нам избиратели скажут спасибо, это будет правильно, будет

эффективный механизм, а сейчас, к сожалению, мы из такой достаточно

эффективной структуры, как ФАС, делаем просто очередную спецслужбу, которая,

уж простите меня, будет кошмарить предпринимателей.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Дмитрий Александрович.


Максимов Александр Александрович, выступление от фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


МАКСИМОВ А. А., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".


Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Я задаю себе вопрос: почему этот

законопроект о картельном сговоре вызвал такую неоднозначную реакцию на

заседании комитета по экономической политике и сегодня здесь, в зале? Я

должен обратиться к представителю нашего правительства уважаемому Андрею

Юрьевичу: вы знаете, а ведь всё дело в защите этого законопроекта, и вот эта

работа выполнена вами неудовлетворительно - вот в чём дело! Вы не донесли

смысл законопроекта до нас, депутатов, вы, пардон, даже не вникли в основные

задачи своей службы! Федеральная антимонопольная служба - это практически

омбудсмен для предпринимателя, это его бронеспинка и бронежилет на рынке с

дикой конкуренцией. ФАС - это защитник рынка, защитник рядового

предпринимателя. Мы услышали эти слова от вас? Кого вы защищаете? Ни звука!

Вот в чём всё дело.


На самом деле сегодня есть проблема, и мы прекрасно знаем о многочисленных

обращениях по этому поводу: сегодня из регионов пробиться куда-то на

приличные торги невозможно. Откройте Интернет прямо сейчас, пока я говорю,

погуглите услуги по организации торгов, услуги по подготовке документации для

правильных торгов, расценки, тарифы и фирмы, которые этим занимаются. Как

всегда, самыми продвинутыми оказались представители IT-технологий: у нас

буксует цифровое правительство, у нас до сих пор нет ни "умного города", ни

"умного региона", а вот здесь - пожалуйста! Полная цифровизация в организации

сговора на электронных площадках: тарифы, услуги, роботы, проводящие

минимизацию цены. Это что, справедливо? Нет, несправедливо. Вот о чём нужно

говорить сегодня, ведь сегодня главное - это защита предпринимателя.


Вы в конце концов определитесь: если вы хотите стать ещё одной спецслужбой,

то депутатский корпус вам здесь не помощник, но если вы хотите встать на

защиту бизнеса, то это совершенно другое дело. И на заседании комитета мы

предлагали вам обозначить свою позицию, сказать, для чего вы это предлагаете.

Сегодня в розыгрыше на всех этих торгах почти 2 триллиона рублей - по 44-му

федеральному закону, и, по оценке Министерства финансов, от 2 до 4 триллионов

- по 223-ФЗ, причём, что интересно, вчера мы слушали представителя Минфина,

он сказал, что от 2 до 4 триллионов, ну мы, мол, точно даже не знаем, - вот

сегодня цена управления нашей экономикой!


Если возвращаться к тому, о чём говорили коллеги, да, конечно, чтобы сдвинуть

экономику с мёртвой точки, много надо сделать, но вот этот проект закона

совершенно конкретный, он направлен на защиту честного предпринимателя, на

очищение нашего рынка от картельного сговора. Дорога длинная, непростая, и на

этой дороге простых решений не бывает. Фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" поддерживает

этот законопроект.


Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Александр Александрович.


Луговой Андрей Константинович, пожалуйста. Выступление от фракции ЛДПР.


ЛУГОВОЙ А. К., фракция ЛДПР.


Уважаемые коллеги, фракция ЛДПР поддержит данный законопроект.


Да, есть много противоречий, однако я должен обратить внимание на то, что

отсутствие у ФАС эффективного инструментария как для превентивной реакции,

так и для уголовного преследования наводит все стороны на мысль о том, что

государство поощряет такой способ обходиться с деньгами налогоплательщиков.

Текущее состояние дел делает бессмысленным соревнование за качество, всем

сторонам выгоднее договориться друг с другом. А участники сговора ведут себя

нагло и самоуверенно, так как понимают, что ФАС похожа на динозавра: такой

мощный, большой, важный, а лапки у него маленькие, грозить и рычать ФАС

может, а достать и наказать кого-нибудь нет. Я внимательно прочитал

пояснительную записку, там указаны потерпевшие от антиконкурентных

соглашений: Минобороны, ФСБ, МВД, ФТС, ФНС и так далее. Так как мои коллеги

говорили, что законопроект очень конкретный, я буду просто приводить вам

примеры из жизни, с которыми сам лично сталкивался, сталкиваюсь и многие из

вас сталкиваются.


В прошлом году мы изучали порядок проведения аукциона по продаже лома чёрных

и цветных металлов Министерством обороны. У меня в руках решение ФАС,

грозное, важное, строгое, но которое ровным счётом ни к чему не привело.

Комиссией ФАС установлено, что при проведении аукционов по продаже лома

чёрных и цветных металлов преднамеренно создавались преференции одному

участнику - ООО "Транслом" и ограничивалось право других участников на

участие в аукционах. В шести-семи аукционах ценовое предложение было

единственным и соответствовало минимальной цене продажи высвобождаемого

военного имущества, лишь по одному аукциону было сделано два шага. Возникают

вопросы: для чего остальные участники принимают участие в аукционе, почему

после проведения аукциона его участники получают возможность купить у той же

компании и нет ли здесь картельного сговора? Комиссией ФАС выявлены следующие

причины отсутствия конкуренции... я их даже перечислять все не буду, они

здесь указаны. Конечно, перед ФАС ставились вопросы и мною, ответ: у них

недостаточно полномочий, поэтому, проведя проверку части аукционов, ФАС

привлекла к ответственности Минобороны как заказчика аукционов, а в отношении

участников подобных аукционов, коммерческих компаний, ровным счётом ничего не

было предпринято.


Теперь про деньги. В год около 3 миллиардов рублей получает Министерство

обороны за так называемый металлолом. А если мы проанализируем цены и сравним

с ценами на металлолом в других госкомпаниях, то разница получается в разы,

это миллиарды рублей, которые недополучает бюджет и налогоплательщики. Как

говорится, против лома у ФАС нет приёма. Единственный известный мне пример с

участниками картельного сговора, когда дошло до уголовного дела, был всего

один - в Самаре. Эта история вызывает большой интерес, так как никто не

верил, что такое вообще возможно, речь идёт о сфере закупок медицинского

оборудования. Наша задача - сделать так, чтобы это не было исключением, а

стало нормой.


Картельный сговор влечёт за собой целый букет преступлений, налоговых и

коррупционных, в результате которых страдают граждане, бюджет и страна в

целом. Я говорю о вполне очевидных вещах и предлагаю нам сделать очевидные

шаги для исправления ситуации. Антиконкурентные соглашения зачастую

сопровождаются договорённостями лиц, представляющих государственного

заказчика, и представителей коммерческих структур, для чиновника это в

большинстве случаев предполагает откат, а для компаний - получение большой

прибыли. Изучая внесённые законопроекты, я прочитал в средствах массовой

информации, что в первоначальной редакции законопроекта присутствовала норма,

предусматривающая уголовную ответственность за сговор заказчика и участников

торгов, - и это очень важная вещь, я думаю, Андрей Юрьевич, вы со мной

абсолютно согласны - но при обсуждении данная норма, извините, куда-то

пропала, во внесённом в Государственную Думу пакете законопроектов

действительно отсутствует норма об ответственности за сговор заказчика и

участников торгов. Думаю, что мы с вами должны рассмотреть вопрос о внесении

подобной поправки или разработать новый законопроект.


В 2019 году мною были отправлены в ГУБЭиПК МВД и Федеральную службу

безопасности несколько запросов, над которыми идёт кропотливая работа,

относительно расследования антиконкурентных действий участников опять же

рынка ломозаготовки, но уже в отношении государственной компании "РЖД",

которая в год продаёт 1,2 миллиона тонн за десятки миллиардов рублей. В ходе

общения с сотрудниками правоохранительных органов я сделал для себя вывод о

необходимости внесения в Уголовный кодекс специальной нормы,

предусматривающей ответственность заказчика и участника торгов. Конечно, мои

действия привлекли большое внимание, и я лично на себе ощутил давление:

разного рода жалобы, в том числе и сюда, в Государственную Думу, в

Генеральную прокуратуру и так далее. Если уж депутат Государственной Думы

чувствует на себе давление со стороны отдельных деятелей, то могу себе

представить, что можно сказать о других представителях. Это, к слову, для

тех, кто против, кто ратует, философствует по поводу того, а что же лучше, и

я здесь соглашусь с мыслью Андрея Юрьевича, это как рассуждения, что было

раньше, курица или яйцо. Я просто убеждён, что основные противники этого

законопроекта - крупные компании, и выступать против законопроекта означает

выступать за те компании, которые не допускают на рынок ни малый, ни средний

бизнес. Когда я столкнулся с таким давлением, я, конечно, сделал вывод, что,

видимо, рассчитывали, что я отступлюсь от отстаивания государственных

интересов, и подобные жалобы лишний раз свидетельствуют о том, что мы

находимся на правильном пути и должны принимаемыми нами законами жёстко

пресекать любые попытки антиконкурентных соглашений и нарушений

антимонопольного законодательства.


Коллеги, я говорю о вполне очевидных вещах и для исправления ситуации

предлагаю сделать не менее очевидные шаги, которые не были сделаны ранее в

силу совершенно необъяснимых причин, и поэтому я надеюсь на вашу поддержку.

Фракция ЛДПР, конечно, будет внимательно работать над поправками ко второму

чтению и поддерживает законопроект, будет голосовать за.


Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Андрей Константинович.


Андрей Юрьевич, вы можете выступить с заключительным словом, если есть такая

необходимость.


Пожалуйста.


ЦАРИКОВСКИЙ А. Ю. Да, очень коротко. Я просто хотел бы ответить на некоторые

из прозвучавших вопросов, в силу регламента я не могу ответить на все

вопросы, но готов в дальнейшем дать все объяснения.


Прежде всего, я очень понимаю озабоченность депутатов тем, что иногда

принимаются не самые справедливые решения территориальными органами по такому

важному вопросу, как картели, - мы специально приняли ряд организационных

мер, которые направлены именно на это. Дела о картелях: сейчас созданы

специальные отделы именно в столицах федеральных округов, и контроль за

делами о картелях ведут именно в федеральных округах, что позволяет очень

бдительно наблюдать за тем, что происходит. Плюс, как вы знаете, мы

предложили - и Государственной Думой это было поддержано - предоставить право

внутренней апелляции в центральном аппарате. То есть, если предприниматели

считают, что это несправедливо, решение может быть опротестовано в

центральном аппарате, и оно очень часто, поверьте мне, пересматривается.


Что касается дыр в законодательстве, ну, и того, как нас критиковала

"СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", что этот законопроект не закрывает всех дыр в

законодательстве. Мне кажется, что невозможно закрыть одним законом все дыры

в законодательстве. Возможно, есть другие дыры, возможно, есть более крупные,

но мы этим законопроектом закрываем одну конкретную и, поверьте, на наш

взгляд, очень крупную дыру.


Я хотел бы поблагодарить те фракции, которые нас поддерживают, и те, которые

нас критикуют. Я считаю, что всё, что вы сказали, было достаточно

справедливо, и, если я, как представитель правительства, не смог должным

образом защитить данный законопроект, как сказал Дмитрий Александрович, это

моя личная вина, но не вина законопроекта.


Мы готовы к дальнейшему очень широкому обсуждению, просим поддержать

законопроект в первом чтении и, если есть возможность, поработать при

подготовке ко второму чтению.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, Андрей Юрьевич.


Денис Борисович Кравченко, содокладчик, пожалуйста, заключительное слово.


Депутату Кравченко включите микрофон.


КРАВЧЕНКО Д. Б. Спасибо, Иван Иванович.


Уважаемые коллеги, спасибо большое за активную позицию. Спасибо ФАС за такую

гибкость при обсуждении вопроса, мы уже её чувствуем. Ну и конечно, очень

важно, что всё экспертное сообщество и бизнес активно включились в эту

дискуссию. Я считаю, что впереди у нас большая работа.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо, коллеги.


Обсуждение завершено, ставлю на голосование проект федерального закона "О

внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" и отдельные

законодательные акты Российской Федерации в части повышения эффективности

выявления и пресечения ограничивающих конкуренцию соглашений и согласованных

действий".


Включите режим голосования.


Покажите результаты.


РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ (15 час. 26 мин. 53 сек.)

Проголосовало за 338 чел.75,1 %

Проголосовало против 20 чел.4,4 %

Воздержалось 1 чел.0,2 %

Голосовало 359 чел.

Не голосовало 91 чел.20,2 %

Результат: принято


Принимается в первом чтении. Спасибо.